Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "Проповедь от 27.11.2011"


Неделя 25 по Пятидесятнице

Ефесянам, гл. 4, ст. 1-6

   1 Итак я, узник в Господе, умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны,
   2 со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью,
   3 стараясь сохранять единство духа в союзе мира.
   4 Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания;
   5 один Господь, одна вера, одно крещение,
   6 один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас.

От Луки, гл. 10, ст. 25-37

   25 И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?
   26 Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь?
   27 Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя.
   28 Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить.
   29 Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?
   30 На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым.
   31 По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо.
   32 Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо.
   33 Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился
   34 и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем;
   35 а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе.
   36 Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?
   37 Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

О жизни вечной Иисуса спрашивает законник. То есть не просто начитанный знаток законодательства, а тот, кто при помощи этого знания, с помощью тщательного и, уверен, добросовестного исполнения заповедей и норм рассчитывает достичь вечности. Потому и спрашивает он не просто о получении или достижении этой вечной жизни, а о её наследовании, то есть получении по праву, по закону. Потому-то, даже зная ответ на свой вопрос, понимая смысл и цель Богом данного Завета, получив, наконец, подтверждение из уст Учителя, он всё же пытается «оправдать себя», в славянском тексте — «хотя оправдитися сам», — пытается, иными словами, получить от Иисуса гарантии оплаты своих усилий, заранее оговорить условия и способы результативного применения закона. Ведь и впрямь очень неудобно иметь всего одну, едва понятную для падшего человека, но абсолютно необходимую для жизни, заповедь, единственную цель, без которой и вечность бессмысленна. Велик соблазн заменить на набор неких правил призыв возлюбить «Господа Бога твоего всем сердцем твоим (то есть сделать эту любовь центром всех наших желаний и устремлений), и всею душею твоею (то есть самой жизнью, её направленностью и смыслом), и всею крепостию (или волей) твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя».

Законник ищет жизни вечной и оправдания для себя, пусть даже и в широком смысле этого слова, включающем семью, друзей и прочих приближенных. Он старается понять заповедь любви к Богу и ближнему как призыв к отношениям, ограниченным какими-то нормами, как закон, в котором чётко обозначено, что причитается Богу и ближнему, и что за это получает добросовестный исполнитель закона. Иисус же говорит о любви жертвенной и безграничной, полагающей своё удовлетворение в благе другого, о любви, которая «долготерпит, милосердствует», которая «не ищет своего» (1Кор.13.4-5), а потому не достигается какой-либо технологией или общественным положением, не случайно ведь в рассказанной притче те, кто по долгу своего служения, казалось бы, должны быть ближе к такой любви, проходят мимо страждущего, и лишь безвестный представитель народа-вероотступника на деле являет оправдывающую его в глазах Божиих милость.

Милость, которая не своей награды ищет, не спрашивает, как «оправдать себя», а печётся о нужде другого человека, заботится о нём и сострадает ему. Самарянин не ставит никаких условий, вообще не говорит о себе, он сжалился над ничем не заслужившим этого страдальцем и «подойдя, перевязал ему раны ... и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем».

И вот Спаситель спрашивает законника, а с ним и каждого из нас: «кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?

Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же». Поступая так, творящий милость не наследует по праву, как результат выполнения неких установлений, желанную вечную жизнь когда-то потом, в будущем, а уже живёт этой жизнью. Для любящего вечность уже достигнута, милость — уже в ней, как вошёл в неё самарянин тогда, когда «проезжая» мимо впавшего в разбойники, всё же «нашёл на него и, увидев его, сжалился».

Аминь.

Священник Глеб Козлов

27.11.2011


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.