Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ЯЗЫК ЦЕРКВИ."


Неделя 8 по Пасхе, День Святой Троицы, Пятидесятница

Деяния, гл. 2, ст. 1-11

   1 При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе.
   2 И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились.
   3 И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них.
   4 И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать.
   5 В Иерусалиме же находились Иудеи, люди набожные, из всякого народа под небом.
   6 Когда сделался этот шум, собрался народ, и пришел в смятение, ибо каждый слышал их говорящих его наречием.
   7 И все изумлялись и дивились, говоря между собою: сии говорящие не все ли Галилеяне?
   8 Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором родились.
   9 Парфяне, и Мидяне, и Еламиты, и жители Месопотамии, Иудеи и Каппадокии, Понта и Асии,
   10 Фригии и Памфилии, Египта и частей Ливии, прилежащих к Киринее, и пришедшие из Рима, Иудеи и прозелиты,
   11 критяне и аравитяне, слышим их нашими языками говорящих о великих делах Божиих?

От Иоанна, гл. 7, ст. 37-52; гл. 8, ст. 12

   37 В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей.
   38 Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой.
   39 Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него: ибо еще не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен.
   40 Многие из народа, услышав сии слова, говорили: Он точно пророк.
   41 Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?
   42 Не сказано ли в Писании, что Христос придет от семени Давидова и из Вифлеема, из того места, откуда был Давид?
   43 Итак произошла о Нем распря в народе.
   44 Некоторые из них хотели схватить Его; но никто не наложил на Него рук.
   45 Итак служители возвратились к первосвященникам и фарисеям, и сии сказали им: для чего вы не привели Его?
   46 Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как Этот Человек.
   47 Фарисеи сказали им: неужели и вы прельстились?
   48 Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?
   49 Но этот народ невежда в законе, проклят он.
   50 Никодим, приходивший к Нему ночью, будучи один из них, говорит им:
   51 судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?
   52 На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк.
...
   12 Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.

День Святой Троицы.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

«Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы» (Мк.16.17,18).

Как и обещал Господь, прощаясь со Своими апостолами на Елеонской горе, Церковь, собрание учеников Его, объединённое Духом Святым, Тело Его, существующее во времени и вместе в Вечности, эта Церковь говорит новым языком.

Церковь говорит новым, то есть особым, доселе неслыханным языком, который не понимают и не могут понять люди внешние, сторонние наблюдатели. И происходит так вовсе не потому, что мы, христиане, специальным образом шифруемся, придумываем какой-то секретный язык, чтобы говорить на нём с посвящёнными, надменно отгораживаясь от профанов. Так происходит потому, что свет Христов, который «во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин.1.5), этот свет Божий по-новому освещает всю жизнь христианина, по-новому раскрывает значение старинных и привычных слов и понятий, так, что слова эти начинают сиять и искриться, подобно россыпи алмазов среди золы и пепла.

В самом деле, разве одно и то же имеют в виду христианин и гуманист, когда они произносят слово «любовь», или слово «смерть», или слово «счастье»? Когда мы с вами произносим с детства знакомые нам слова: «хлеб наш насущный даждь нам днесь», – о каком «хлебе» мы просим? О том ли, который имеют в виду люди, исповедующие простой принцип: «Станем есть и пить, ибо завтра умрем» (1.Кор.15.32)? Хотя кажется иногда, что все мы, говорящие на русском языке, хорошо понимаем друг друга, на самом деле, произнося одни и те же слова, мы слишком часто имеем в виду вещи совершенно разные.

Так же как Церковь Христова, день рождения которой мы сегодня празднуем, подобно Царству Небесному, «не от мира сего» (Ин.18.36), так и слово церковное, слово о Царстве, становится для «мира сего» иносказанием, которое «не слышат и не разумеют» (Мф.13.13) «люди с необрезанным сердцем и ушами» (Деян.7.51), как назвал их архидиакон Стефан, первым проливший кровь свою за Христа.

Это говорение на ином языке имело для Церкви тяжёлые последствия во все века и при всех общественно-экономических формациях, потому что все «типичные представители» этих формаций, начиная от «Божией милостию императора Римского народа» Нерона и кончая незатейливым журналистом молодёжной газеты, не желая понять специфики языка Церкви, всегда подозревали её не только в корысти и двоедушии, но и вообще во всех смертных грехах. Ещё со времени проповеди Христовой в Храме Иерусалимском всякий «имеющий ухо слышать» (Откр.2.11) мог убедиться, что до Христа «никогда человек не говорил так, как Этот Человек» (Ин.7.46). До возникновения в мире новой реальности, нового, небывалого прежде бытия – Церкви Христовой, не звучали на человеческом языке «неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2.Кор.12.4).

Неудивительно, что не просвещённые Духом не понимали этих «неизреченных слов». Немудрено, что слишком часто, «слушая сие, они рвались сердцами своими и скрежетали… зубами» (Деян.7.54), потому что не мог вместить обветшалый в грехах мир новой правды Христовой, как не могут «мехи ветхие» (Лк.5.37) вместить молодое вино. И до сих пор для «сынов противления» (Еф.5.6) язык Церкви остается не только чужим, непонятным, но и опасным языком. И до сих пор говорящих языком Церкви они считают в лучшем случае сумасшедшими или такими, которые «напились сладкого вина» (Деян.2.13), но чаще, как то и было предвозвещено Христом, – просто ненавидят (Ин.15.19).

Однако стоит тихому веянию Духа Святого коснуться души человеческой, коснуться сердца «сокрушенного и смиренного» (Пс.50.19), как всё то, что прежде было дико и непонятно, становится ясным, прозрачным и достоверным. Стоит только людям, даже говорящим на разных языках, даже живущим в разные эпохи, доверчиво припасть к источнику воды живой, про который Сам Господь сказал, обращаясь к каждому человеку: «…кто жаждет, иди ко Мне и пей» (Ин.7.37), стоит только сделать это, как язык Церкви, прежде казавшийся таким тёмным, становится радостно узнаваемым, «как на чужбине песнь Отчизны изгнаннику земли родной». И тогда – происходит чудо понимания, как то случилось в Иерусалиме, когда весь «народ… пришел в смятение, ибо каждый слышал их [апостолов] говорящих его наречием. И все изумлялись и дивились, говоря между собою: сии говорящие не все ли Галилеяне? Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором родились?» (Деян.2.6-8). А вот так и слышим, так и понимаем – потому что сердца наши настроены не на правду мира сего, а на правду Царства Небесного, на правду Христову. А там, где Христос, там, где дышит Дух, – там чудо, там любовь, там Церковь! Аминь.

19 июня 2005 г.

Священник Сергий Ганьковский

19.06.2005


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.