Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ПОРФИРА И СТРУПЬЯ."


Неделя 22 по Пятидесятнице

Галатам, гл. 6, ст. 11-18

   11 Видите, как много написал я вам своею рукою.
   12 Желающие хвалиться по плоти принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов,
   13 ибо и сами обрезывающиеся не соблюдают закона, но хотят, чтобы вы обрезывались, дабы похвалиться в вашей плоти.
   14 А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира.
   15 Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь.
   16 Тем, которые поступают по сему правилу, мир им и милость, и Израилю Божию.
   17 Впрочем никто не отягощай меня, ибо я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем.
   18 Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим, братия. Аминь.

От Луки, гл. 16, ст. 19-31

   19 Некоторый человек был богат, одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно.
   20 Был также некоторый нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях
   21 и желал напитаться крошками, падающими со стола богача, и псы, приходя, лизали струпья его.
   22 Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его.
   23 И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его
   24 и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем.
   25 Но Авраам сказал: чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь -- злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь;
   26 и сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят.
   27 Тогда сказал он: так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего,
   28 ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения.
   29 Авраам сказал ему: у них есть Моисей и пророки; пусть слушают их.
   30 Он же сказал: нет, отче Аврааме, но если кто из мертвых придет к ним, покаются.
   31 Тогда Авраам сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят.

Неделя 22 по Пятидесятнице.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Лоно Авраамово, о котором Господь повествует нам сегодня в притче о богаче и Лазаре, – это Рай, место вечного блаженства праведников, место сладостного упокоения всех «труждающихся и обремененных», место и состояние, о которых сказал некогда Псалмопевец: «Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже» (Пс.41.2). Упокоиться в лоне Авраамовом – значит соединиться с теми, кто стал народом Божиим, кто, подобно праотцу Аврааму, сделался другом Божиим, а это, в свою очередь, возможно, когда доверишься Богу всецело и без сомнений. Так, как это сделал в своё время Авраам, бросив землю своих отцов и последовав за Голосом Божьим, позвавшим его за Собой. И – так же безропотно и смиренно, как нёс свой крест несчастный Лазарь.

По слову Господа, «сыны века сего догадливее сынов света в своем роде» (Лк.16.8), потому догадливые дети Адама придумали пословицу, которая их же всех и судит. «Там хорошо, где нас нет» – так звучит она, свидетельствуя о глубинном свойстве падшей человеческой природы, о несмирении, о вечном недовольстве условиями своего бытия. Мы хорошо знаем, каково нам здесь, в этом мире, на этой скорбной земле. Мы давно уже привыкли к тому, что нет в нашей жизни ни такого места, ни таких обстоятельств, которые показались бы нам совершенными, идеальными, во всех отношениях безупречными. Некоторые даже считают, что такое постоянное недовольство собой и миром полезно. Именно оно-де является двигателем человеческого прогресса, именно по причине этого вечного несмиренного зуда род людской движется от вершины к вершине, от успеха к успеху. Правда, другие, и их тоже немало, полагают, что такая погоня за прогрессом очень уж напоминает тщетную попытку собаки догнать свой собственный хвост.

Для нас, христиан, которые убеждены в том, что смирение – важнейшая добродетель, полезно было бы разобраться в этом и попытаться понять, «что служит к миру» (Лк19.42) нашему. То есть что на самом деле спасительно и важно, а что – преходяще и несущественно. Очевидно ведь, что упорное стремление юности, да и не только юности, к переменам обусловлено элементарным страхом, боязнью остаться одному наедине с собственной пустотой. Для того и компании, для того и неистребимая потребность «общаться», короче – всё то, что на языке сегодняшней евангельской притчи называется «блистательным пиршеством» жизни. На пиру – непрерывный конвейер роскошных блюд, новых лиц, знакомств и интриг, которые, едва успев возникнуть, тут же надоедают и немедленно заменяются новыми и по этой причине, уж конечно, не дают соскучиться.

Охота к перемене мест, охота к перемене лиц, охота к перемене одежд, блюд и обстоятельств – вот похоти, сжигающие и евангельского богача, и любого современного человека, сына цивилизации потребления, вот страсти, мешающие довольствоваться малым. При таком устроении души малейшее замедление калейдоскопического вихря жизни, любая стабильность кажутся застоем, болотом, смертью. Наконец, сам рай необходимо должен показаться тогда тем же болотом, потому там… ничего не меняется. Бедняге-богачу просто скучно будет в раю, а скука для такого, как он, – сущий ад. И вот он мучается всю жизнь в этом аду, мечтая, как о величайшем подарке, о том, чтобы хоть какое-нибудь событие развлекло его в ситуации отсутствия событий и таким образом утешило и развеселило в этом стабильно адском положении.

Иное дело – Лазарь. Всякому, кто принимает жизнь такой, какая она есть, такой, какой Бог ей судил быть, всякому такому человеку хорошо везде, всегда и при любых обстоятельствах. Кто сумеет остаться человеком, способным благодарить Бога, будучи в струпьях, тот, само собой понятно, сумеет возблагодарить Его и за то состояние покоя и стабильности, при котором нет «ни болезни, ни печали, ни воздыхания». Умеющий благодарить за крохи, падающие с господского стола, дождётся всё-таки, подобно хананеянке, слов Спасителя: «Да будет тебе по желанию твоему» (Мф.15.28) и получит то, на что надеялся.

Человек живёт на земле «семьдесят лет, а при большей крепости – восемьдесят лет; и самая лучшая пора их – труд и болезнь, ибо проходят быстро» (Пс.89.10), а в Царстве Небесном он живёт целую вечность, с которой несопоставимы никакие земные сроки. Что ж мы так заботимся об этом ничтожном мгновении? Что ж мы так заняты украшением и благоустройством этого краткого мига? Разве не равнозначны при таком раскладе порфира и виссон, богатство и бедность, скорбь и здоровье, струпья и блистательные пиры? Неужели стоит так привязываться к временным и шатким благам цивилизации, чтобы потом страдать от их отсутствия «в аде, будучи в муках» (Лк.16.23)? Ответ-то очевиден, но от очевидности ответа не меняется, к сожалению, наша жизнь, которую мы с упорством, достойным лучшего применения, превращаем в блистательный пир, как бы и позабыв о предупреждении сегодняшней притчи Христовой. Аминь.

4 ноября 2001 г.

Священник Сергий Ганьковский

04.11.2001


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.