Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ."


Различные праздники

Неделя 36 по Пятидесятнице. Собор новомучеников и исповедников Российских.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Восемьдесят четыре года назад Поместный Собор Русской Православной Церкви определил совершать поминовение всех убиенных за веру во время гонений в первое воскресенье после 7 февраля – дня исповеднической гибели священномученика Владимира, митрополита Киевского и Галицкого. Ни отцам Собора, ни кому бы то ни было другому в России и в ночном кошмаре не могло привидеться, каким страшным пророчеством обернётся это решение. Гражданская война только начиналась, и старец-митрополит был первой её жертвой. Могло ли прийти кому-нибудь в голову, что вслед за ним на Русскую Голгофу взойдут десятки миллионов наших соотечественников. Думал ли кто-нибудь, что в стране, которая девять веков исповедовала веру во Христа Распятого и Воскресшего и исповедовала так истово, так глубоко, так ревностно, что по праву заслужила наименование Третьего Рима, что в этой стране этот самый, некогда православный, народ будет убивать священников и монахов? И как убивать! Вы только послушайте эти короткие свидетельства:

9 января 1919 года архиепископ Тихон Воронежский повешен на Царских вратах церкви монастыря св. Митрофания. Вместе с ним замучено 160 священников.

19 января 1919 года замучены священник Андрей Зимин, его мать Домника, жена и три дочери. Матушку и детей истязали и пристрелили, самого о. Андрея раздавили, положив дверь на живот и грудь.

1918 год. Епископ Дионисий Измаильский изрублен шашками на станции Вятка.

1920 год. Протоиерей Владимир Цидринский за волосы привязан к хвосту необъезженной лошади и пущен в поле. Остались одни кости.

1919 год. В городе Юрьеве топорами изрубили 17 священников и епископов.

1918 год. Убит священник Михаил Лисицын. Перед смертью три дня его водили по станице Усть-Лабинской с петлёй на шее, глумились, били.

1921 год. Протоиерей Алексей Воскресенский из села Чаши Тобольской губернии зарублен шашками.

1918 год. Убит епископ Феофан Ильменский. С него сорвали одежды, волосы заплели в косы, связали их, в образовавшуюся петлю продели жерди, приподняли над прорубью. Медленно поднимали и опускали жертву, пока он, ещё живой, не покрылся льдом.

Я вспомнил сейчас всего около десятка имён, а убито было несколько сотен тысяч человек только в священном сане! Но даже не это самое страшное. Убитые – убиты. А какова была участь оставшихся в живых? Участь тех, кто каждую ночь ждал ареста, глумления, издевательств? Каково было остаться жить и долгие десятилетия провести в неизбывном, леденящем страхе, страхе, парализующем волю, заставляющем безропотно поднимать руки, голосуя за расстрелы новых и новых «врагов народа», страхе, принуждающем сжигать иконы и священные книги и воспитывать своих детей в оголтелом атеизме только для того, чтобы дети выжили! Бедные наши папы и мамы! Вот уж воистину: «плачьте о себе и о детях ваших, ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие! тогда начнут говорить горам: падите на нас! и холмам: покройте нас!» (Лк.23.28-30). Но ни горы, ни холмы, ни леса, ни реки не спасали от молоха безбожной власти.

Сегодня мы вспоминаем всех их: убитых и умерших своей смертью, стойких исповедников веры и слабых, испугавшихся и отрёкшихся. Но вспоминаем мы сегодня их слезы, их страдания, их неизбывную скорбь не для того, чтобы отомстить их мучителям, не для того, чтобы свести счёты с гонителями церкви: убийцы разделили участь убиенных, и могилы их поросли травой. Мы молимся сегодня обо всех умученных смертью и униженных жизнью, мы вспоминаем всех ведомых и неведомых новомучеников и исповедников, а также тех, кто не понёс их креста, молитвой о прощении и примирении.

Мы делаем это для того, чтобы наша молитва о них стала не только жертвой умилостивления и примирения, но и предупреждением нам, ныне живущим. Если целый народ, девятьсот лет молившийся Спасителю мира, не устоял в вере и предал своего Бога, то где гарантия, что и мы, ныне пребывающие в Церкви, устоим, когда придёт час испытаний? «Не гордись, но бойся» (Рим.11.20), – сказал некогда апостол Павел новообращённым христианам. «Смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые» (Еф.5.15). Осторожность, о которой говорит апостол, не в страхе мучений, а в страхе греха. Поэтому убоимся не страдания, но отпадения, не смерти, но предательства, не скорби в мире сем, а измены Христу. И если нам удастся сохранить залог благодати, полученный в таинстве Крещения, если нам удастся сохранить веру и надежду, не повреждённую грехом, – значит, кровь и слёзы наших православных сродников были пролиты не напрасно. Тогда Суд Божий над нами будет преложен на милость. Аминь.

10 февраля 2002 г.

Священник Сергий Ганьковский

10.02.2002


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.