Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ."


Неделя о блудном сыне

1 Коринфянам, гл. 6, ст. 12-20

   12 Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною.
   13 Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое. Тело же не для блуда, но для Господа, и Господь для тела.
   14 Бог воскресил Господа, воскресит и нас силою Своею.
   15 Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Итак отниму ли члены у Христа, чтобы сделать их членами блудницы? Да не будет!
   16 Или не знаете, что совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею? ибо сказано: два будут одна плоть.
   17 А соединяющийся с Господом есть один дух с Господом.
   18 Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела.
   19 Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои?
   20 Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии.

От Луки, гл. 15, ст. 11-32

   11 Еще сказал: у некоторого человека было два сына;
   12 и сказал младший из них отцу: отче! дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение.
   13 По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно.
   14 Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться;
   15 и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней;
   16 и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему.
   17 Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода;
   18 встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою
   19 и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих.
   20 Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его.
   21 Сын же сказал ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим.
   22 А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги;
   23 и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться!
   24 ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться.
   25 Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование;
   26 и, призвав одного из слуг, спросил: что это такое?
   27 Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым.
   28 Он осердился и не хотел войти. Отец же его, выйдя, звал его.
   29 Но он сказал в ответ отцу: вот, я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козлёнка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими;
   30 а когда этот сын твой, расточивший имение своё с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка.
   31 Он же сказал ему: сын мой! ты всегда со мною, и всё мое твое,
   32 а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся.

Неделя о блудном сыне.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

«Им овладело беспокойство, охота к перемене мест», – слова эти известны нам с отрочества, когда мы ещё в школе учились, и с того же самого времени ведомо нам и это чувство, заставляющее тяготиться привычным, влекущее к неизведанному. Сколько расчётливых и циничных хитрованов, начиная от поэтов-песенников, выполнявших так называемый «социальный заказ», и кончая почтенными и благоустроенными служащими министерств и ведомств сделали себе карьеру на бесстыдной эксплуатации этого кипения страстей, этого желания молодого и неопытного человека найти своё счастье непременно «там, за горизонтом». Да и сам этот неопытный молодой человек был не столько орудием коварных пропагандистов, сколько жертвой своих же собственных похотей. Как всё это удивительно знакомо каждому из нас: «отче! дай мне следующую мне часть имения» (Лк.15.12). Дай! – потому что меня манит и влечёт свобода. Дай и отпусти из родного дома, ставшего постылым, потому что жизнь – яркая, сладостная, соблазнительно-таинственная, кажется особенно привлекательной там, за его стенами, там, где не властны все эти набившие оскомину заповеди, там, где всё такое манящее, влекущее, глянцевое и стереофоническое!

Нам теперь кажется, что современные соблазны куда как заманчивее того, что могли предложить предыдущие века и эпохи. Нам кажется, что невинные утехи прошлого ни в какое сравнение не идут с тем, что предлагает извращённому похотью сознанию сегодняшний день. И, однако, давайте услышим, этот требовательный крик, который вот уже две тысячи лет несётся из молодых глоток: «отче! дай мне следующую мне часть имения»! Ничего нового! «Не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием.

Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Еккл.1.8,9). И из века в век, из тысячелетия в тысячелетие повторяется эта игра диавола с человеком. Он манит призраком свободы, он обольщает властью над миром: «будете как боги» (Быт.3.5), а мы, потомки праматери Евы, попадаемся на этот незатейливый крючок, будто уже и не жил никто до нас, будто уже и не плакал над свиным корытом, полученным взамен обещанного господства над всею славою земных царств (Лк.4.6).

На самом деле, конечно, не имеет существенного значения «какое нынче тысячелетье на дворе», на кострах или в микроволновых печах варят похлёбку свиней бравые соратники бывшего ангела света, – мы, как и наши пращуры, попадаемся в его сети всё на том же. Этот печальный факт имеет неожиданно оптимистическое разрешение: если способ погибели всё тот же, что и десятки веков назад, то и способ спасения от погибели – не изменился! И ведом этот способ спасения от вековой напасти Церкви Христовой, Которая одна зовёт человека из страны его изгнания, из страны греха обратно в Вечный Дом его Небесного Отца.

Церковь часто обвиняют в консерватизме, в том, что нельзя-де жить по законам, установленным три тысячи лет назад, надо взглянуть шире, надо стать человечнее. Но Ей, Которая является Телом Христовым на земле, Ей известно, что «широки врата и пространен путь» (Мф.7.13) ведут в землю смерти, где «скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое» (Рим.2.9). Ей известно, что грех убивает, что предательство Отца – смертельно опасно и что тот, кто нашёптывает в доверчивое ухо соблазнительные слова, – хочет нашей погибели и ничего больше.

Поэтому и выход, который предлагает нам Церковь, только один – возвращение. Наше возвращение – это не путь в пространстве. Нам, слава Богу, для того чтобы вернуться к нашему Отцу нет нужды отправляться босиком в дальний путь по каменистым дорогам. Наше возвращение совершается в сокровенной глубине сердца, там, где место стыда. Место того, что так резко и недвусмысленно отличает нас от свиней, которым везде хорошо – была бы похлёбка. На церковном языке такое возвращение к Богу называется покаянием, поэтому нам, для того, чтобы вернуться к Отцу Небесному, в Дом, где «обителей много» (Ин.14.2), нужно всего-то устыдится, подобно мытарю Закхею, нам нужно просто пережить то, что пережил блудный сын, когда сначала в глубине своей раскаявшейся души, а потом и вслух исповедал своё отчаянное недостоинство. Когда он осознал, что не может более называться сыном Того, Кого он, ослеплённый жадным желанием богатства и наслаждений, цинично и жестоко отверг и предал.

Как и блудному сыну, нам предстоит возвращение назад, в дом нашего Отца. Как и перед ним, пред нами простёрт трудный и мучительный путь. Это не каменистая и пыльная дорога среди гор и пустыней Палестины. Это выжженная грехом и бесслёзная наша душа. Он, бедолага, растратил отцовы деньги. Мы – распустили по ветру таланты, данные нам в таинстве Крещения. Пуста мошна блудного сына, пуста и наша душа. Нечем нам похвастаться, нечего нам предъявить нашему Отцу в своё оправдание. И только одно осталось нам – припасть к милосердным коленям с вечной нашей мольбой, с постоянной нашей просьбой: «отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих» (Лк.15.18,19). И тогда, как знать, может быть и нам грешным ответит голос, полный любви и прощения: «принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся» (Лк.15.23,24). Аминь.

3 марта 2002 г.

Священник Сергий Ганьковский

03.03.2002


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.