Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "РОД НЕВЕРНЫЙ "


Неделя 4 Великого поста, преподобного Иоанна Лествичника

Евреям, гл. 6, ст. 13-20

   13 Бог, давая обетование Аврааму, как не мог никем высшим клясться, клялся Самим Собою,
   14 говоря: истинно благословляя благословлю тебя и размножая размножу тебя.
   15 И так Авраам, долготерпев, получил обещанное.
   16 Люди клянутся высшим, и клятва во удостоверение оканчивает всякий спор их.
   17 Посему и Бог, желая преимущественнее показать наследникам обетования непреложность Своей воли, употребил в посредство клятву,
   18 дабы в двух непреложных вещах, в которых невозможно Богу солгать, твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду,
   19 которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу,
   20 куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека.

От Марка, гл. 9, ст. 17-31

   17 Один из народа сказал в ответ: Учитель! я привел к Тебе сына моего, одержимого духом немым:
   18 где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет. Говорил я ученикам Твоим, чтобы изгнали его, и они не могли.
   19 Отвечая ему, Иисус сказал: о, род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? Приведите его ко Мне.
   20 И привели его к Нему. Как скоро бесноватый увидел Его, дух сотряс его; он упал на землю и валялся, испуская пену.
   21 И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним? Он сказал: с детства;
   22 и многократно дух бросал его и в огонь и в воду, чтобы погубить его; но, если что можешь, сжалься над нами и помоги нам.
   23 Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему.
   24 И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию.
   25 Иисус, видя, что сбегается народ, запретил духу нечистому, сказав ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него.
   26 И, вскрикнув и сильно сотрясши его, вышел; и он сделался, как мертвый, так что многие говорили, что он умер.
   27 Но Иисус, взяв его за руку, поднял его; и он встал.
   28 И как вошел Иисус в дом, ученики Его спрашивали Его наедине: почему мы не могли изгнать его?
   29 И сказал им: сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста.
   30 Выйдя оттуда, проходили через Галилею; и Он не хотел, чтобы кто узнал.
   31 Ибо учил Своих учеников и говорил им, что Сын Человеческий предан будет в руки человеческие и убьют Его, и, по убиении, в третий день воскреснет.

Неделя 4 Великого поста.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Страшные слова произнёс сегодня Господь, обращаясь к ученикам, которые не смогли исцелить беснующегося отрока: “О, род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?” (Мк.9.19) Эти слова приводят в своих благовествованиях три евангелиста – Матфей, Марк и Лука, при этом у Матфея Господь говорит ещё более резко: “О род неверный и развращённый...” Странно слышать такое обвинение, адресованное самым близким ученикам, самым верным друзьям, тем, о которых позже апостол Павел скажет, что их весь мир не был достоин... Если Христос так упрекает апостолов, то чего же ждать нам с вами? На что нам надеяться? Ведь если три евангелиста, не сговариваясь, донесли до нас этот горький упрёк Господа, то, уж конечно, неспроста, неслучайно. Что-то они хотели нам сказать, от чего-то предостеречь.

В современном русском языке слово “разврат” имеет очень конкретное, узкое значение, относящееся, скорее, к нарушению морали, нравственного, целомудренного поведения. Не так было в прошлые времена. На церковно-славянском языке это слово обозначает учение, противное истине, ересь. Если принять во внимание такое значение слова “разврат”, то получается, что Господь Иисус Христос обвиняет Своих учеников в отступлении от полноты истины, в которую они посвящены, по сути – обвиняет их в ереси. Само слово “ересь” греческое и восходит к глаголу, который переводится на русский язык приблизительно как “избирать” или, может быть, “выделять”. Таким образом, “развращённый” – это такой, который уклонился в ересь, то есть отделился от полноты, замкнулся в своём выборе, выделился из чего-то целого. Когда Христос называет Своих учеников “развращёнными”, Он, стало быть, упрекает их в том, что они отделились от полноты первой христианской общины, начав действовать как частные, индивидуальные лица, забывшие о том, что только в единстве друг с другом и в совместном единстве со своим Божественным Учителем они являются силой, способной изменить мир. Вот почему бесноватый отрок не был исцелён ими: они пытались сотворить чудо во имя своё, а не во имя Божие!

Каким же образом этот горестный упрёк относится к нам с вами? Ведь в нашем понимании быть еретиком – значит отпасть от Церкви, стать сектантом, удалиться в раскол. Каждому из нас, я думаю, такой упрёк показался бы обидным и несправедливым. Мы все вместе и каждый из нас в отдельности являемся членами Матери-Церкви Православной и, кажется, вовсе не помышляем о том, чтобы стать раскольниками, сектантами, католиками и Бог знает кем ещё. Дело, однако, в том, что ересь, как любой другой грех, не сразу начинается с сокрушительного падения. Как всякий грех, ересь начинается с прилога, помысла, может быть, ничтожного, незаметного отступления, которое поначалу даже не осознаётся как отступничество или предательство.

Но как тогда понять наше повседневное поведение в храме? Вот идёт служба, все мы, оставив свои повседневные дела, забыв всё, посвящаем этот короткий период времени Богу, все пытаемся сосредоточиться на общей, совместной молитве. И в это время какой-то человек решает, что ему надо поставить свечку к иконе. У него своя, личная задача. Ему нет дела до меня и до тебя, до всех нас, до наших совместных усилий. Он думает только о себе. Вот уже пять лет я прошу наших прихожан не опаздывать на богослужение, потому что такое опоздание – вызов всей общине. Такое опоздание – свидетельство того, что этот опаздывающий брат отделяет себя ото всех, от наших общих молитвенных усилий. Тех самых усилий, которые и делают нас общиной, Церковью. Я уже пять лет прошу наших братьев не опаздывать, и пять лет изо дня в день всё те же люди приходят в храм тогда, когда они считают нужным. Приходят, пробираются на своё место, устраиваются, даже не помышляя о том, что они разрушают совместную молитву, что они развращают, в полном смысле этого слова, общину.

Мы, к нашему счастью, не являемся отдельной Церковью. Мы, к нашему счастью, часть Вселенской Православной Церкви. И однако, с какой искренней радостью мы подчас противопоставляем себя другим общинам, другим приходам! Как горделиво мы объявляем друг другу, что вот у нас в храме – порядок, тишина, молитвенное благоговение, а в другой храм зайдёшь – и молиться невозможно. Мне постоянно приходится слышать и от наших прихожан, и от людей, в нашем храме случайных, что есть-де храмы, где молиться тяжело, потому что там “дух тяжёлый”… Разве такие мысли, такие разговоры – не ересь, не разделение, не разврат? Можно подумать, что у говорящих так в кармане – “духомер”, специальный приборчик, которым они замеряют духовность того или иного прихода.

Выбор, отделение, ересь, то есть разврат, начинаются не тогда, когда человек предаёт свою Церковь, изменяет вере отцов. Предательство начинается не тогда, когда новоявленный иуда изменяет своему учителю. Всё это – результат, итог длительного процесса, который, как и в прочих случаях, имеет своим началом совершенно невинный на первый взгляд помысл. В нашем случае это помысл о своей избранности, исключительности, отдельности. Ересь начинается там и тогда, когда человек забывает о том, что он – часть целого, что он – живая часть живого организма, имя которому Церковь. Стоит только забыть ему о том, что он – часть живого организма, и жизнь покидает его. Потому что организм, тело может жить только тогда, когда каждый орган, каждая его часть живёт для всего организма. Если какой-нибудь орган забудет об этом, изолируется от всех остальных и будет помышлять только о себе, расти и распухать в непомерной гордыне, тогда неизбежно весь организм ожидает гибель, потому что жизнь – это согласное взаимодействие органов, а распухание, безумное увеличение одного из них на медицинском языке называется коротким и страшным словом “рак”. Аминь.

21 марта 1999 г.

Священник Сергий Ганьковский

21.03.1999


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.