Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "Проповедь от 24.10.2010"


Неделя 20 по Пятидесятнице

Галатам, гл. 1, ст. 11-19

   11 Возвещаю вам, братия, что Евангелие, которое я благовествовал, не есть человеческое,
   12 ибо и я принял его и научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа.
   13 Вы слышали о моем прежнем образе жизни в Иудействе, что я жестоко гнал Церковь Божию, и опустошал ее,
   14 и преуспевал в Иудействе более многих сверстников в роде моем, будучи неумеренным ревнителем отеческих моих преданий.
   15 Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатью Своею, благоволил
   16 открыть во мне Сына Своего, чтобы я благовествовал Его язычникам, -- я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью,
   17 и не пошел в Иерусалим к предшествовавшим мне Апостолам, а пошел в Аравию, и опять возвратился в Дамаск.
   18 Потом, спустя три года, ходил я в Иерусалим видеться с Петром и пробыл у него дней пятнадцать.
   19 Другого же из Апостолов я не видел никого, кроме Иакова, брата Господня.

От Луки, гл. 7, ст. 11-16

   11 После сего Иисус пошел в город, называемый Наин; и с Ним шли многие из учеников Его и множество народа.
   12 Когда же Он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города.
   13 Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь.
   14 И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились, и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань!
   15 Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его Иисус матери его.
   16 И всех объял страх, и славили Бога, говоря: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

«Много народа шло ... из города» (Лк.7.12), провожая умершего в последний путь. И, пожалуй, не так уж и важно, были ли эти люди движимы скорбью об усопшем и жалостью к его матери или же присоединились к процессии из любопытства. Существенно то, что вне зависимости от причин, побудивших их прийти на похороны, они не разбежались в ужасе от смертного одра наинского юноши, все они шли в грустной, но обыденной процессии, все мы в нашей повседневной жизни смирились с неизбежностью смерти, нашли способ жить в мире, из которого все рано или поздно уходят навсегда.

Боюсь, чаще всего этот способ заключается в том, чтобы просто не замечать смертности и тленности всего, что нам в этом мире близко и дорого, в том, чтобы игнорировать смерть даже на похоронах, не встречаться с этой ужасной реальностью лицом к лицу. В противном случае наша, наших близких и всех наших дел смертность, конечность, потребовала бы серьёзного пересмотра иерархии ценностей и изменения образа жизни. Ведь что толку прилагать напряжённые усилия для достижения результата, совершенно ничтожного перед лицом смерти? Удовольствий, денег, вещей и общественного положения в могилу с собой не возьмёшь.

Тем не менее, устранить смерть, заставить её прекратить царствовать в повреждённом грехом мире человек не в состоянии, а жить как-то надо, вот и приходится поневоле сперва примиряться со страшной действительностью, а там и вовсе вытеснять её на периферию сознания, гнать от себя мысли о собственной конечности и необходимости как-то сообразовывать с нею жизнь. Смерть, войдя в мир через грехопадение, властвует в этом мире и становится «привычной».

Но иногда Бог открывает человеку иные перспективы, напоминает ему о вечности. Не тогда «всех объял страх» (Лк.7.16), когда умер единственный сын вдовы, сам уйдя «в глухонемые объятия смерти», а её оставив ждать конца в обречённом одиночестве. Пока смерть была рядом, жители Наина не боялись, поскольку она «скрывалась» за своей привычностью. То что всегда перед глазами, перестаёшь замечать. Но вот смерть отступает и вновь перед человеком встаёт пугающий и вечный вопрос отношений с вечностью. Страх объял всех в тот момент, когда через «привычную» смерть проступила истинная реальность, реальность как самой смерти, так и того, что она не властна над вечностью, что «власть над всякою плотью» (Ин.17.2) принадлежит Богу. Спаситель воскрешает сына вдовы и наинские жители хоть и ужасаются, сталкиваясь с тем, что «мёртвый, поднявшись, сел и стал говорить», но и «славят Бога, говоря», что «Бог посетил народ Свой» (Лк.7.16).

Во втором сегодняшнем евангельском чтении говорится, что Иисус получает от Отца эту «власть над всякою плотью» когда Сам идёт на смерть, чтобы пройдя через неё, дать людям жизнь вечную. И тут же поясняется, что «жизнь вечная в том, чтобы знали Тебя, единого истинного Бога, и Кого Ты послал: Иисуса Христа» (Ин.17.3). То есть единственное условие вхождения в жизнь вечную - не логические умозаключения и не расчётливые действия в жизни временной, земной, а по-знание, соединение с Самим Подателем жизни. И познание это обусловлено не личными достоинствами и заслугами человека, ведь каждый человек по искажённости своей природы грехом неизбежно подвержен смерти, а милостью Божией, тем, что «Господь сжалился над нею». В этом соединении человек призван не решить философскую задачу, а принять дар, встретиться с Богом, стать «новой тварью» (Гал.6.15). «Получивший жизнь из смерти, не задается вопросом о смысле жизни — он полон жизнью» (Сергей Логинов).

И вот, осознав эту неспособность упразднить своими силами ужас смерти, нам остаётся лишь надеяться, что и над нами, как над вдовой из маленького палестинского городка, «Господь сжалится» и скажет нам «не плачь». И тогда уже о каждом из умерших в надежде на Бога можно будет с твёрдой верой сказать, что «никто из них не погиб» (Ин.17.13).

Аминь.

Священник Глеб Козлов

24.10.2010


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.