Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ЖЕРТВА БОГУ."


ВВЕДЕНИЕ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

Евреям, гл. 9, ст. 1-7

   1 И первый завет имел постановление о Богослужении и святилище земное:
   2 ибо устроена была скиния первая, в которой был светильник, и трапеза, и предложение хлебов, и которая называется "святое".
   3 За второю же завесою была скиния, называемая "Святое-святых",
   4 имевшая золотую кадильницу и обложенный со всех сторон золотом ковчег завета, где были золотой сосуд с манною, жезл Ааронов расцветший и скрижали завета,
   5 а над ним херувимы славы, осеняющие очистилище; о чем не нужно теперь говорить подробно.
   6 При таком устройстве, в первую скинию всегда входят священники совершать Богослужение;
   7 а во вторую -- однажды в год один только первосвященник, не без крови, которую приносит за себя и за грехи неведения народа

От Луки, гл. 10, ст. 38-42, гл. 11, ст. 27-28

   38 В продолжение пути их пришел Он в одно селение; здесь женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой;
   39 у неё была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его.
   40 Марфа же заботилась о большом угощении и, подойдя, сказала: Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? скажи ей, чтобы помогла мне.
   41 Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом,
   42 а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у неё.
...
    27 Когда же Он говорил это, одна женщина, возвысив голос из народа, сказала Ему: блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие!
   28 А Он сказал: блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его.

Введение во Храм Пресвятой Богородицы.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Если только на минуту представить себе, что тот мир, в котором мы живём, действительно именно таким и создан нашим Богом, тогда ничего кроме глухого и безысходного отчаяния нам не остаётся. И приглядываться-то особенно не нужно, чтобы это понять: скорбь и болезни, войны и катастрофы, обиды и предательства составляют неизбежное содержание жизни всякого человека. Он, горемыка, в муках рождается, в муках живёт и в муках же умирает. И великолепие синих сугробов под ярким зимним солнцем, и теплая нега летних вечеров, и красота звёздного неба, и лёгкий утренний туман накануне жаркого дня – всё это роскошество совершенной природы лишь подчёркивает, лишь болезненно оттеняет горестное несовершенство, мучительный трагизм человеческой жизни. Представьте, как тяжело на душе у человека, стоящего вне Церкви. Подумайте, какие безнадёжные и отчаянные вопросы он задаёт тяжело нависшему над ним небу: зачем и, главное, за что?

Школьники на днях спросили меня: а откуда, батюшка, Вы знаете, что Бог есть? А вот оттуда и знаю: не может быть жизнь человеческая бессмысленным и жестоким экспериментом над нами, не может столь совершенный и гармоничный мир, где всякая былинка, всякий мотылёк – так прекрасны и занимают своё, совершенно особое место в мироздании, не могут они быть случайны, не сотворены, не созданы заботливым Творцом! “Если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры!” (Мф.6.30). Нам всё кажется, что если бы Бог нас любил, тогда бы всё, чего ни пожелаешь, у нас было. Эта убеждённость, что любовь непременно должна иметь материальное выражение, некий вещественный эквивалент, – откуда она у нас? Может быть, от бедного детства, а может, от врождённой жадности: если любишь – докажи это “материально”!

Вот что удлиняет несчастьям нашим жизнь на столько лет – мир прекрасен, а человек в этом прекрасном мире, по слову апостола Павла, “совокупно стенает и мучится” (Рим.8.22)! Всякий христианин это знает, всякий человек, укоренённый в православии, знает, что причиной “стенания твари” является грех человека, грех прародителей, многократно умноженный в потомстве Ветхого Адама, то есть в нас самих. Не оттого, верим мы, жизнь полна трагедий и боли, что Бог её такой создал, а оттого, что человек по своей воле, по своему хотению, по своей похоти гармонию мира разнёс вдребезги. Православные это знают и потому, сидя на скорбном пепелище своей жизни, стараются не роптать, но радуются тому, что от этого погрома ещё кое-что осталось. Тем же, кто в Церковь до сих пор не пришёл, только и остаётся, что в ярости и отчаянии грозить кулаком Небу. Православные понимают, что пепелище это ещё может расцвести прекрасным садом, как некогда расцвела сухая палка – жезл первосвященника Аарона (Числ.17.8), но может только в том случае, если каждый из нас, осознав свою персональную вину за бедствия мира, посвятит остаток жизни покаянию. Люди же, не нашедшие веры, мучительно и безнадёжно ищут виноватых, ищут внешние причины своих внутренних скорбей и болезней.

Как ещё утешить верующего, если его уже утешил Господь, если, как мы знаем, это для него, лично для него, грешного и непотребного, Бог стал Человеком. И мы знаем это не потому, что так написано в книгах. Это живёт в нашей душе. Это наполняет радостью православное сердце, и не только в тихую и таинственную пасхальную ночь, но и всегда, даже среди скорбей и бед повседневной жизни. Для того чтобы ощутить эту радость, нужно не так уж много; во всяком случае, можно точно сказать, ни денег, ни удачливости, ни богатырского здоровья для этого вовсе не требуется. Для того чтобы укорениться в этой радости, которую никто не может у нас отнять, надо просто быть в Церкви и с Церковью. Быть с ней и в печали, и в скорби, и в праздники, и в будни. Быть и всем своим существом жить её жизнью, потому что можно ведь так и отстоять целую службу, и даже не одну, ровным счётом ничего не поняв ни в ней, ни в христианстве вообще.

А вот каким образом утешить человека, который и знать не знает, что некогда, много веков назад, два старых и одиноких человека, Иоаким и Анна, добровольно отказались от своего счастья, от своей радости и отдали самое дорогое, что у них было, свою маленькую Дочь, – Богу, чтобы мы, все мы, хотя они, конечно, и не помышляли о том, были не только утешены, но и спасены от вечной смерти? Как утешить человека, далёкого от Церкви, если он даже никогда не слышал о том, что когда-то очень давно маленькая Девочка, совсем юная Отроковица, решительно и отважно, покинув уютный родительский дом и отбросив всякий страх, слабыми Своими детскими ножками преодолела крутую лестницу Иерусалимского Храма и вошла туда, куда до Неё не входила ни одна дева, – в Святое Святых, вошла, чтобы принести Себя в Жертву Богу за него, грешного, за него, далёкого от Церкви? Как его утешить, если он в Церковь не ходит и потому ничего не знает об этих великих Жертвах, за него принесённых?

Он не знает, а мы – знаем, и потому радости нашей никто не может у нас отнять. Аминь.

4 декабря 2000 г.

Священник Сергий Ганьковский

04.12.2000


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.