Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ."


Различные праздники

Новогодний молебен.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Вот мы и дожили до этого дня. Вот и дожили мы с вами до конца века. Прежде казалось, что этот конец века так же далёк от нас, как наша смерть. Но вот смерть наша ещё не пришла, а он уже настал…

Когда-то, в середине века, в шестидесятые годы, многим из нас казалось, что двухтысячный будет границей и началом новой эпохи, новой жизни, чего-то такого, что непохоже на нашу всегдашнюю повседневность. Книги, посвящённые этому завораживающему воображение будущему, выходили с потрясающими названиями. Одна, например, я помню, называлась так: “Про жизнь совсем хорошую”. Некоторые учёные предсказывали невероятный, прямо-таки фантастический расцвет науки и техники. Один из них, англичанин Артур Кларк, гордо называл себя футурологом, что на русский язык можно перевести как прозорливец, и совершенно серьёзно прогнозировал, что к двухтысячному году человечество решит проблему бессмертия, то есть что люди найдут средство от смерти и будут жить вечно. И это писал не безответственный подросток, а умудрённый науками муж!

Да, многие из нас думали тогда, что в двухтысячном году всё будет по-другому. Как пелось в песне тех времён: “Горя не будет – будет музыка, смерти не будет – будет вечная музыка”. Но вот прошли годы, и мы все оказались в этом самом заманчивом будущем. И что же? А вот что. Если позволить себе некоторое преувеличение, то, я думаю, мы оказались в нём только затем, чтобы понять, что везде на земле, во все времена, независимо ни от каких прогрессов науки, ни от каких достижений технологии жизнь и смерть, слёзы и любовь, печаль и радость неизбежны в мире, испорченном, обезображенном грехом, что путь наш далёк и долог, что бессмертие – вовсе не безумная мечта футурологов и фантастов, а реально существует в нашей жизни вот уже две тысячи лет – с тех самых пор, как наш Спаситель разрушил, уничтожил врата адовы, врата смерти.

Но горделивый человеческий разум не желает бессмертия в Боге. Человек, отвернувшийся от своего Небесного Отца, по-прежнему надеется только на самоё себя: на эликсир бессмертия, на какие-нибудь чудодейственные таблетки, на “князи и на сыны человеческия” и, конечно, на то, что ему самому, то ли за одну эту жизнь, то ли в последующих реинкарнациях, удастся, как сказала мне недавно одна высокоучёная дама, “отработать свою карму”. Говоря проще, он думает, что ему удастся, если он очень захочет и очень постарается, покрыть своими добрыми делами всё зло, которое он вольно или невольно в мире совершил.

Конечно, если так думать, никакого Бога, никакого Спасителя никому не надо. Надо только поднатужиться хорошенько, да и совершить необходимое количество добрых дел, вот и вся недолга. Но всё это – иллюзия. Может быть, только на исходе своей долгой и трудной жизни думающие так поймут наконец, что бедный грешник, каким является каждый из нас, не может совершить даже и одного доброго дела, подобно тому как не может сломанный телефонный аппарат обеспечить хотя бы один разговор с нужным абонентом, а всё соединяет то с базой, то с баней, то ещё невесть с кем, только не с тем, с кем необходимо.

Может быть, для того и живём мы долго, чтобы понять, как мы одиноки и немощны, как нам нужен Тот, Кто не предаст, Кто спасёт, Кто пожертвует Собой только затем, чтобы я, грешник и предатель, жил и жил вечно!

Весь мир сегодня радуется и ликует, повергая нас, христиан, в легкое недоумение: с чего бы вдруг? Не из-за того же в самом деле, что новый год, новый век, новое тысячелетие приходит на смену уходящему году, веку, тысячелетию… При всей живописности трёх нулей в обозначении новой даты, сам по себе повод не так уж серьёзен.

И всё же нам, членам Церкви Христовой, есть чему порадоваться вместе со всем человечеством. Нам есть за что благодарить нашего Создателя и Спасителя, есть о чём просить Его в эти мгновения, когда сменяются эпохи. Он, Творец всего сущего, создал время, Он подарил нам это самое время, и значит – подарил нам возможность покаяться и тем самым измениться, стать другими, вырасти духовно. Как-то один школьники спросил меня: “Батюшка, а почему бесы не покаются?” Я сначала оторопел от такого вопроса и решил было в шутку отослать спрашивающего к ним самим, чтобы у них и спрашивал, если так интересно, а потом подумал, что вопрос-то очень серьёзный, и отшутиться не получится: на серьёзный вопрос нужно отвечать серьёзно.

Всё дело в том, что покаяние – процесс, длящийся во времени. Сегодня я злобен, но если завтра осознаю это как грех, то послезавтра, быть может, попытаюсь бороться с собой, со своими греховными привычками. И, как знать, может быть, лет через десять мучительного труда души мне удастся справиться со своими страстями и стать наконец добрым и ласковым? Время, как мы знаем, категория материального мира. Там, где есть материя, вещество, там, где есть точка А и точка Б, имеется и расстояние между этими точками. А там, где есть расстояние, – там есть и время, за которое это расстояние можно пройти. Я хочу сказать, что каяться, то есть изменяться мы можем только здесь, на земле, в этой жизни, в этом времени. Когда мы перейдём в Жизнь Вечную, в Царство Божие, – времени не будет. Потому что Вечность – это не бесконечная длительность, Вечность – это не постоянное Завтра, не вечное Потом. Вечность – это состояние, когда времени просто нет, как нет там и материальных объектов. Бог, ангелы, души людей, а не их тела – вот что живёт в Вечности. Вечность – состояние, когда нет различия между Вчера, Сегодня и Завтра. А раз время не течёт, не изменяется, не изменяемся и мы в этом времени. Мы остаёмся в Вечности такими, какими пришли туда. Там, за гробом, покаяния, изменения – не будет. И если я хочу стать добрым и независтливым, надо постараться сделать это здесь, на земле. Пока ещё не остановилось время, “и солнце [не] стало мрачно как власяница, и луна [не] сделалась как кровь. И звезды небесные [не] пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои” (Откр.6.12.13).

И вот Бог длит время. Бог даёт нам шанс. Каждое утро, молясь, мы должны бы помнить об этом. Но мы – привыкли, и потому забываем. Новогодняя ночь – это такая ночь, когда особенно остро, особенно ясно видна нам эта непрекращающаяся Божья любовь. Бог дал нам дожить. Бог дал нам прожить ещё год. Бог всё ещё дарует нам возможность стать другими, измениться, покаяться. Так не обманем же этой надежды нашего Бога. Войдём в Новый год благости Божией с верой и радостью, с надеждой и упованием и попросим у нашего Спасителя мира и любви для нас грешных и для всех любящих и ненавидящих нас. Аминь.

31 декабря 1999 г.

Священник Сергий Ганьковский

31.12.1999


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.