Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ПРОЩАНИЕ И ПРОЩЕНИЕ."


Неделя сыропустная, Прощеное воскресение

Римлянам, гл. 13, ст. 11 - гл. 14, ст. 4

   11 Так поступайте, зная время, что наступил уже час пробудиться нам от сна. Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали.
   12 Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света.
   13 Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти;
   14 но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти.
   1 Немощного в вере принимайте без споров о мнениях.
   2 Ибо иной уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи.
   3 Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его.
   4 Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его

От Матфея, гл. 6, ст. 14-21

   14 Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный,
   15 а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.
   16 Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
   17 А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое,
   18 чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
   19 Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут,
   20 но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут,
   21 ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.

Неделя сыропустная. Воспоминание Адамова изгнания. Прощёное воскресенье.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

“Что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его?” (Пс.8.5). Так изумлённо вопрошает царь и пророк Давид своего Господа, когда пред его внутренним взором предстаёт великая тайна спасения падшего человечества. “Что есть такого в нас, здесь пред Тобою стоящих, Господи, что Ты умер за нас страшной смертью, и любовь Твоя к нам не угасла, не пресеклась?” Так, скорее всего, спросит каждый из нас, если однажды вдумается в простую и непостижимую реальность Голгофской Жертвы. “Что Тебе, Боже мой, в брате моём, который, как тот “ангел сатанин” у апостола Павла, “пакости ми деет” (2.Кор.12.7)? Он мне “пакости деет”, а Ты, Господи, любишь и жалеешь его!”

Впереди Великий пост, и нам всем по давней привычке кажется, что самое главное в нём – правильно составить своё меню. Или, ещё того лучше, попытаться, например, в первую неделю только себе и позволить, что запивать просфору раз в день крещенской водой. Во всяком случае, если и занимает что-то наши умы, так это по большей части проблема еды, как будто и не говорил нам апостол Павел неделю тому назад: “Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем” (1.Кор.8.8). И вот в тот самый момент, когда мы прилежно рассчитываем наши постные трапезы, наш Бог неожиданно говорит нам совсем о другом. Он говорит нам – о прощении.

В русском языке есть два слова, которые хотя и обозначают разные вещи, но тем не менее связаны какой-то таинственной внутренней связью: прощение и прощание. Прощаясь при расставании, мы должны простить друг друга. Отправляясь в далёкий путь, мы должны вырвать из своего сердца все тщательно сохраняемые там оскорбления, все по тайным уголкам рассованные обиды, все счета, которые мы готовы предъявить при удобном случае и близким, и дальним. Это прощение при расставании надолго необходимо потому, что никто из нас не уверен в возвращении, никто из нас не может дать гарантии нового свидания: путь дальний и опасный, и неизвестно – вернёмся ли. А раз существует вероятность того, что не вернёмся, тогда, конечно, простить необходимо, потому что не тащить же все эти обиды, всю эту мразь и суету с собой в Вечность, на Страшный Суд, где все с неизбежностью увидят, какие мы на самом-то деле мелочные и гадкие.

Прощать надо, но простить – трудно. Отчего это? Оттого, мне кажется, что желание обличать и клеймить брата своего за его реальные или мнимые грехи очень уж глубоко в нас укоренено. Что скрывать, для нас, грешных, попрекать и укорять своих ближних и сладостно, и приятно. Почти так же приятно и сладостно, как и чесать, где чешется. Если, не дай Бог, нет никого рядом, всегда можно найти повод и предмет для обличения вдали: зачем артисты такие бесстыдники, отчего молодёжь такая наглая, почему, наконец, начальники столь глупы? Заставить замолчать свой внутренний голос, который пафосно и страстно обличает всех вокруг, мучительно трудно. Не в пример проще не смотреть в сторону мясного отдела, придя в магазин за хлебушком…

Бог говорит нам о прощении перед дальней дорогой Поста для того лишь, чтобы мы поняли: не вегетарианство наша настоящая цель, а любовь к ближнему своему. Воздержание от скоромной пищи не цель, а средство, и Пост – это всего лишь инструмент, необходимый нам для того, чтобы мы могли совершать мучительную работу по изменению своей души.

Сегодня – заговенье на сыр и яйца. Сегодня день, когда мы, православные, прощаемся со скоромными снедями, чтобы налегке отправиться в далёкий и трудный путь Поста. Как некогда блудный сын, мы “приходим в себя”, возвращаемся к себе и обнаруживаем, что мы – изгнанники. Подобно праотцу Адаму, мы по собственной воле однажды покинули отчий дом, оставили Божий Рай и оказались в далёкой от Бога стране. И вот сегодня мы вспоминаем изгнание из Рая нашего далёкого предка, потому что его горькая участь сродни нашей беде. Как и он, мы настойчиво стремились к освобождению от плена сыновства; как и он, мечтали о свободе преслушания; как и он, захотели устроить нашу жизнь не по заповедям Божиим, а по собственным лекалам, то есть – захотели быть, как боги.

Зарвавшемуся блудному сыну Бог попускает вкусить по-настоящему свинской жизни, Адаму же, в буквальном смысле слова “обожающему” самое себя, предстоит изгнание в смерть: “…ибо прах ты и в прах возвратишься” (Быт.3.19). Изгнанный из Рая Адам плачет о своей горькой участи, и с ним вместе плачем и мы, его потомки, плачем и молим Господа вернуть нас домой, принять нас в отчие объятия, вновь даровать нам радость Богообщения. Горестными, пронзительными словами плачет вся Церковь: “Раю всечестный… шумом листвий твоих Содетеля всех моли, врата отверсти ми, яже преступлением затворих”.

Рай вновь может открыть нам свои врата, которые закрылись ещё и потому, что горделивый и ропотный Адам не себя самого, а Бога обвинил во всех своих грехах. Вспомним, как он ответил Богу: “Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел” (Быт.3.12). Бог, жена, змий – все виноваты в том, что пал Адам. Все, только не он сам. Потому и оказался этот всеобщий обличитель изгнанным из Рая. Потому и закрылись для него врата Вечной Жизни. Потому и понятно, что нам, его детям, они откроются тогда, когда мы искренне и просто научимся прощать всех, кто нас обидел. Неужели мы не простим их, неужели мы не простим тех, за кого Господь наш умер на Кресте? Аминь.

25 февраля 2001 г.

Священник Сергий Ганьковский

25.02.2001


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.