Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "НЕОБХОДИМОЕ И ДОСТАТОЧНОЕ."


Неделя о мытаре и фарисее

2 Тимофею, гл. 3, ст. 10-15

   10 А ты последовал мне в учении, житии, расположении, вере, великодушии, любви, терпении,
   11 в гонениях, страданиях, постигших меня в Антиохии, Иконии, Листрах; каковые гонения я перенес, и от всех избавил меня Господь.
   12 Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы.
   13 Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь.
   14 А ты пребывай в том, чему научен и что тебе вверено, зная, кем ты научен.
   15 Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса.

От Луки, гл. 18, ст. 10-14

   10 два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь.
   11 Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь:
   12 пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю.
   13 Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!
   14 Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится.

НЕОБХОДИМОЕ И ДОСТАТОЧНОЕ.

Неделя о мытаре и фарисее.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Всякому, кто впервые приходит в Церковь, священник обязательно рассказывает о том, как ему, пришедшему, жить дальше, чтобы иметь право называться христианином. Прежде всего: регулярно, хотя бы раз в месяц, причащаться, а перед причащением – исповедоваться. Затем: неупустительно посещать воскресные богослужения и не просто выстаивать длинную церковную службу, изнывая от тоски и тяготясь непонятными славянскими текстами, а пытаясь понять её, вникнуть в каждое слово. Для этого, в свою очередь, необходимо, кроме молитвы церковной, практиковать каждый день домашнюю молитву, которая в совокупности занимает не менее сорока минут. Кроме того, если уж ты христианин, то не можешь обойтись без постоянного чтения Священного Писания. И наконец, ты должен, как тебе Бог заповедал, выбрать для себя «свой» приход, свою церковь и содержать её своими трудами – своими регулярными пожертвованиями так называемой «церковной десятины», то есть десяти процентов всех твоих доходов (Быт.14.20).

Всё это необходимо. Но вот проблема: достаточно ли? Многократно читанная и слышанная нами притча, которую сегодня за литургией вновь поведал нам Господь, в какой уже раз озадачивает нас вопросом: всё то, что мы делаем в церкви, разумеется, и нам и церкви – необходимо, но вот – достаточно ли? Пойдём ли и мы «оправданными в дом свой» (Лк.18.14), или наш горестный удел оказаться с теми, к кому на Страшном Суде будут обращены гневные слова Судии всех: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (Мф.25.41)? Что ещё сделать, чтобы оправдаться? Может быть, нужно совершать какие-то специальные добрые дела, чтобы, как говорят последователи, скажем, буддизма, «отработать свою карму»? Или, как некогда поступали католики, постараться приобрести себе за деньги некое «оставление грехов», купив индульгенцию? Может быть, но что-то не верится, что это может привести к спасению. Неужели существует такое «доброе дело» или, что уж совсем нвероятно, такая сумма денег, которые сделают как бы не бывшим предательство, ложь, убийство? Или же всё-таки не напрасно мы каждое утро взываем к Многомилостивому и Всемилостивому Богу нашему словами молитвенного правила: «Спаси мя по благодати, молю Тя. Аще бо от дел спасеши мя, несть се благодать и дар, но долг паче»? Ведь эти слова прямо говорят, что дела наши едва ли оправдают нас перед Правдой Божией, да и апостол Павел ясно и недвусмысленно пишет в своём Послании к Римлянам: «делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть» (Рим.3.20).

Целый народ в течение десяти столетий пытался достигнуть этого, пытался оправдаться «делами закона», и сегодня Господь подвёл итог этим попыткам: тот, кто был бесконечно далёк от так называемых «добрых дел», пошёл в дом свой «оправданным более», чем их самодовольный ревнитель. Означает ли это, однако, для нас, что мы, христиане, свободны от доброделания? Вряд ли. Каждый из нас помнит слова другого апостола, Иакова Праведного, о том, что «вера без дел мертва» (Иак.2.20). Но ведь и сам «Апостол языков» в том же послании к Римлянам, которое мы сегодня уже упоминали, прямо говорит: «Итак, мы уничтожаем закон верою? Никак; но закон утверждаем» (Рим.3.31).

Нет никакого – ни явного, ни тайного – противоречия в этих словах двух апостолов Христовых. Потому что никакое доброделание не отменяет «сердца сокрушенного и смиренного» (Пс.50.19), которое Господь «не уничижит». Но истинное смирение и сокрушение сердца прежде всего проявляется в искреннем желании доброделания, в том самом порыве к милосердию, о котором мы читали неделю назад в евангельском повествовании о начальнике мытарей Закхее, который, когда благодать Божия коснулась его маленького скаредного сердца, вдруг опомнился и захотел «воздать обиженным вчетверо» (Лк.19.8). Знаете, «вчетверо» – это очень много! Это вам не монетка, брошенная просящему пьянице и тунеядцу, посредством которой мы хотели бы себе дорогу в Рай проложить: подавали, дескать, не жадничали! Ну вот, бросили мы алкоголику монетку и тем, несомненно, ускорили его нравственную и физическую погибель. Но дело даже не в этом, а в том, что на близких своих, на родственников, на соседей, на сотрудников наших, на тех, кого Бог рядом с нами поставил, – на них ни денег, ни душевного тепла, ни времени у нас не хватает! И по одной только причине: очень хорошо каждому из нас известно, что монеткой тут не отделаешься, тут нужно кусок души потратить!

Мы уже читали с вами о том, как поступает грешник, сердце которого сокрушено раскаянием и жалостью к тем, кого он обидел. И понятно, что жалость к обиженным возникает вслед за раскаянием, за осознанием того, что и сам-то тоже нуждаешься в милосердии и прощении. Доброе дело только после того становится по-настоящему добрым и душеспасительным, когда совершается в духе смиренном, сокрушённом сознанием собственной греховности. Никакими монетками, никакими грошовыми свечками мы себе дорогу в Рай не проложим, если не будем помнить о тяжком и великом нашем греховном долге Богу и людям. Не тем людям, которыми мы пользуемся для того, чтобы потешить собственную гордыню, поучая их, небрежно бросив им монетку, «праведной» и «чистой» жизни, а тем, с кем нам трудно, кто, как «ангел сатанин» апостола Павла, «пакости нам деет» (2.Кор.12.7). Нам нужно творить добро тем людям, общение с которыми требует от нас нешуточного смирения.

И если мы будем поступать таким образом, тогда, может быть, нам удастся совместить несовместимое: праведность фарисея и покаяние мытаря. Только в этом случае и над нами грешными будет произнесён благой Суд Божий: «…сей пошел оправданным в дом свой» (Лк.18.14). Аминь.

24 февраля 2002 г.

Священник Сергий Ганьковский

24.02.2002


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.