Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ОТДАННЫЕ ИСТЯЗАТЕЛЯМ"


Неделя 11 по Пятидесятнице

1 Коринфянам, гл. 9, ст. 2-12

   2 Если для других я не Апостол, то для вас Апостол; ибо печать моего апостольства -- вы в Господе.
   3 Вот мое защищение против осуждающих меня.
   4 Или мы не имеем власти есть и пить?
   5 Или не имеем власти иметь спутницею сестру жену, как и прочие Апостолы, и братья Господни, и Кифа?
   6 Или один я и Варнава не имеем власти не работать?
   7 Какой воин служит когда-либо на своем содержании? Кто, насадив виноград, не ест плодов его? Кто, пася стадо, не ест молока от стада?
   8 По человеческому ли только рассуждению я это говорю? Не то же ли говорит и закон?
   9 Ибо в Моисеевом законе написано: не заграждай рта у вола молотящего. О волах ли печется Бог?
   10 Или, конечно, для нас говорится? Так, для нас это написано; ибо, кто пашет, должен пахать с надеждою, и кто молотит, должен молотить с надеждою получить ожидаемое.
   11 Если мы посеяли в вас духовное, велико ли то, если пожнем у вас телесное?
   12 Если другие имеют у вас власть, не паче ли мы? Однако мы не пользовались сею властью, но все переносим, дабы не поставить какой преграды благовествованию Христову.

От Матфея, гл. 18, ст. 23-35

   23 Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими;
   24 когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов;
   25 а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и всё, что он имел, и заплатить;
   26 тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу.
   27 Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему.
   28 Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен.
   29 Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе.
   30 Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга.
   31 Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему всё бывшее.
   32 Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня;
   33 не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?
   34 И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга.
   35 Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его

Неделя 11 по Пятидесятнице.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Наша жизнь до такой степени наполнена проблемами, скорбями, болезнями, мелкими и крупными неприятностями, что иногда кажется, будто мы и впрямь уже «отданы истязателям» (Мф.18.34), мрачным бесам преисподней, и они правят над нами свой лютый суд. Раздавленному обстоятельствами этой жизни человеку иногда кажется, будто ад уже поглотил его, и теперь хуже не будет. Просто не может быть хуже!

Увы, может! Может – потому, что человек, сотворённый Создателем свободным, свободно и выбирает, как ему оценивать свою собственную прошедшую жизнь: как цепь обид, оскорблений, неудач и провалов или как череду радостных подарков, счастливых случайностей, незаслуженных милостей. Всё ведь и вправду зависит от моей собственной оценки того, что со мной происходит. Убеждённому в том, что все вокруг находятся перед ним в вечном и неоплатном долгу – правительство мало о нём заботится, соседи не пекутся о его покое, дети просто хамят; убеждённому в этом – помочь нельзя, ибо таковому всегда всего мало. Он всегда несыт, всегда алчет, всегда обижен. Долги окружающих кажутся ему громадными и неоплатными, а главное – непростительными.

Вовсе не так уж нелогично поведение того самого человека, который был должен своему Господину десять тысяч талантов. Когда всю свою жизнь только и делаешь, что усчитываешь долги и мнимые обязательства своих ближних, поневоле не сыщешь досуга, чтобы подумать о своём собственном долге и Богу, и человеку.

Наша общая беда состоит в том, что притчи, адресованные Господом непосредственно каждому из нас, мы часто воспринимаем как назидательные истории из жизни древних иудеев, прямого касательства к нам, русским людям XXI века, не имеющие. Что общего, думаем мы, между каким-то человеком, занятым проблемой, где бы отыскать десять тысяч талантов серебра, и мною, озабоченным тем, как бы растянуть последнюю сотню до получки. Что называется, нам бы ваши заботы!

А между тем хоть за две тысячи лет деньги и изменились, но вот люди – остались прежними. Мы так же немилосердны, как и наши далёкие предки. Мы так же обидчивы, так же склонны, преувеличивая долги ближних, забывать о своих. Наша память так устроена, что мы долго помним обо всех обидах, причинённых нам нашими друзьями, но вот вспомнить, сколько раз они плакали из-за нас, сможем едва ли. Потому и кажется человеку, что судьба к нему в целом несправедлива. Потому и легче ему сорваться в горделивое самопревозношение фарисейское: «пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю» (Лк.18.12). Мало того, всё на самом деле ещё хуже, потому что в наш век эта лицемерная формула сделалась ещё более отчётливой и безнадёжной, ибо мы-то в потаённой глубине своей души уверены, что никакого зла никому не причиняем, но если и способны на что, так только на одно лишь беспримесное и густое, как сметана, добро.

Только поэтому мы так легко обижаемся на наших ближних, только по этой причине так мучительно терзают наши души яростные демоны преисподней, те самые «истязатели», о которых Господь говорит в сегодняшней притче. Нет ничего горше затаённой в глубине сердечной обиды, нет ничего ядовитей разъедающей душу зависти, нет ничего безнадёжней призываний справедливой кары на головы наших соперников. Каждый это знает. Каждый, кто хотя бы раз переживал обиду на ближнего своего, знает, как долго, иногда всю жизнь, отравляют душу воспоминания о действительных или мнимых ущербах, нанесённых нам нашими близкими. Пока носишь всё это в душе, пока помнишь об этом, адские страдания не оставляют тебя, обида душит, пламень мести жжёт – ад, да и только!

Ад, не больше и не меньше, потому что в аду, я думаю, будет так же. Такая же густая обида на весь мир и на его Творца, такое же бессмысленно-горькое желание доказать свою мнимую правоту. И всему этому кошмару конца и края не видно. Так что понять, каково там, «червь их не умирает и огонь не угасает», (Мк.9.44) можно и не опускаясь в преисподнюю, опыт такого переживания каждый из нас имеет ещё в этой жизни.

Совсем не обязательно за этим опытом ходить столь далёко. Его можно пережить, почувствовать до конца и оценить во всей полноте, просто отказав однажды близкому своему в прощении. И даже больше! Если мы не будем совершать решительных усилий прощения, если мы не поймём, что простить друга своего от сердца – дорогого стоит, тогда исполнится и над нами страшное пророчество Господа нашего, когда Он говорит своим ученикам: «Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его» (Мф.18.35).

Да мы бы и рады простить, но что же делать, если заноза в сердце, как её не вытаскивай, всё сидит, всё напоминает о себе, всё не даёт успокоиться! Что делать, если коварная память нет-нет да и уязвит душу болью застарелых обид, которые, как осколки в теле ветерана, не дают спать по ночам, бередят сердце, топят его в волнах горестных воспоминаний! Тогда остаётся одно – плакать молитвенно, но не о ближнем своём, обидевшем нас, а о себе, о своём лютом жестокосердии, о своём неистребимом ожесточении, о злой своей памяти, приводя себе на ум слова, знакомые с детства: «И остави нам долги наша, яко и мы оставляем должником нашим» (Мф.6.12). Аминь.

15 августа 2004 г.

Священник Сергий Ганьковский

15.08.2004


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.