Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ПО ВЕРЕ ВАШЕЙ ДА БУДЕТ ВАМ…"


Неделя 7 по Пятидесятнице

Римлянам, гл. 15, ст. 1-7

   1 Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать.
   2 Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию.
   3 Ибо и Христос не Себе угождал, но, как написано: злословия злословящих Тебя пали на Меня.
   4 А все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду.
   5 Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою, по учению Христа Иисуса,
   6 дабы вы единодушно, едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа.
   7 Посему принимайте друг друга, как и Христос принял вас в славу Божию.

От Матфея, гл. 9, ст. 27-35

   27 Когда Иисус шел оттуда, за Ним следовали двое слепых и кричали: помилуй нас, Иисус, сын Давидов!
   28 Когда же Он пришел в дом, слепые приступили к Нему. И говорит им Иисус: веруете ли, что Я могу это сделать? Они говорят Ему: ей, Господи!
   29 Тогда Он коснулся глаз их и сказал: по вере вашей да будет вам.
   30 И открылись глаза их; и Иисус строго сказал им: смотрите, чтобы никто не узнал.
   31 А они, выйдя, разгласили о Нем по всей земле той.
   32 Когда же те выходили, то привели к Нему человека немого бесноватого.
   33 И когда бес был изгнан, немой стал говорить. И народ, удивляясь, говорил: никогда не бывало такого явления в Израиле.
   34 А фарисеи говорили: Он изгоняет бесов силою князя бесовского.
   35 И ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя Евангелие Царствия и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях.

ПО ВЕРЕ ВАШЕЙ ДА БУДЕТ ВАМ…

Неделя 7 по Пятидесятнице.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

“…И открылись глаза их”. И что же они увидели, когда глаза их открылись?

“…И когда бес был изгнан, немой стал говорить”. И что же сказал он, когда получил от Бога дар речи?

Вот ведь и нам отверз Господь очи телесные, чтобы мы видели мир Божий и образ Божий в каждом человеке. А что видим мы своими здоровыми, как нам кажется, глазами? И мы, братие, получили от Бога удивительный дар говорить, петь, славить Творца мира. От какого же избытка сердца говорят наши уста? Какие “глаголы неизреченные”, какое “пение ангельское” исторгается через них из нашего сердца?

Ясно, что лучше всего, отчётливее всего нашим глазам видны пороки и недостатки нашего ближнего. Зрелище это так впечатляет наши души, так наполняет их “праведным гневом”, “яростью благородной”, что иногда кажется – лучше бы нам ослепнуть, лучше бы не видеть все отвратительные подробности окружающего быта, разврата и греха. Понятно, что при таком положении вещей со зрением дар речи, то есть способность проявлять, открывать сокровенную сердечную глубину, делать её достоянием всех, эта способность делается тоже вполне греховной. Потому что когда видишь вокруг себя только зло, только о зле и говоришь.

“Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них” (Мф.18.20), – сказал Господь своим ученикам. И вот спросим себя: когда двое или трое из нас собираются вместе, не начинают ли они, вопреки Слову Божию, не славить Создателя, но хулить ближнего своего? Бог дал нам глаза, чтобы видеть дивную красоту мира и человека в нём. Бог дал нам уста, чтобы прославлять Его, чтобы молиться и воспевать, чтобы радоваться и благословлять, чтобы благодарить и удивляться. Но человек, выбравший грех и смерть вместо любви и жизни, всякий дар Божий способен использовать не на пользу, а в погибель себе самому.

Вот почему отшельники и аскеты добровольно отказывались от дара речи, без всякого принуждения принимали на себя подвиг безмолвия. Вот почему преподобные подвижники проходили жизненное поприще, опустив очи долу, не дерзая поднять их, чтобы не осквернить сердце своё даже невольным осуждением. Они не в пример нам знали, что невинный греха не увидит. Им было ведомо, что подозревать любую гнусность в другом человеке я могу только тогда, когда такая же гнусность есть и во мне. Они помнили слова Апостола: “Для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистого, но осквернены и ум их и совесть” (Тит.1.15).

А между тем каждый из нас имеет опыт чистого, безгрешного взгляда на мир. Каждый из нас знавал времена, когда с языка его срывались только слова благословения и благодарности. Потому что каждый из нас хоть раз в жизни был влюблён. То есть хотя бы однажды каждый из нас смотрел на другого, до тех пор чужого человека, как на ангела Божия, и видел в нём только красоту, только достоинства, не замечая, не принимая во внимание недостатки, несовершенства характера, форму носа, наконец. Ибо для влюблённого нет изъянов в предмете его любви. И если, не дай Бог, влюблённость умирала, тогда – будто розовые очки падали с глаз: бывший предмет своей любви человек наинал видеть, как ему казалось, в истинном свете. То есть, говоря проще, все грехи и недостатки, все изъяны и пороки из мрачных подземелий души вылезали тогда наружу и представлялись истиной, подлинной правдой о человеке.

Вот и вся проблема. Прав ли я, когда вижу в человеке только одни достоинства? Или на самом деле правда о человеке – это точное знание его грехов и падений и сам человек в сумме своей не ангел, а зверь? Если это и вправду так, то неужели Христос принял страшную смерть на Кресте за жестокое и коварное животное? Душа отказывается верить в это. Разум не может принять эту так называемую истину. И что бы ни говорил мне мой жизненный опыт, я лучше вновь надену розовые очки, я скорее приму мечту за реальность, чем стану вслед за сатаной утверждать, что грех человеческий, что подлость людская обессмысливают Великую Голгофскую Жертву.

Для того чтобы принять любой дар Божий, требуется немалое мужество. Открыв глаза, нужно быть готовым к тому, что увидишь не только лики ангельские, но и жестокий оскал злобы. И вот жизненная задача христианина, коль скоро Господь дал ему способность духовного зрения, не забывать о том, что всё в этом мире сотворено Богом для человека, для его спасения, для конечного торжества Любви. И то, что видят глаза наши, открывается им в меру нашей веры. Если мы веруем, что Бог сотворил мир для блаженства человеческого, для радости своего любимого творения, то и глаза наши видят всё в свете этой верующей любви. А уж если мы начнём мерить мир на свой аршин, если мы решим, что мир таков, какова наша грешная душа, тогда глазам нашим откроется картина воистину печальная. Всё в точности так, как говорил Спаситель: по вере нашей и даётся нам. Аминь.

6 августа 2000 г.

Священник Сергий Ганьковский

06.08.2000


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.