Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "МОЛЧИ, СКРЫВАЙСЯ И ТАИ..."


Неделя 7 по Пятидесятнице

Римлянам, гл. 15, ст. 1-7

   1 Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать.
   2 Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию.
   3 Ибо и Христос не Себе угождал, но, как написано: злословия злословящих Тебя пали на Меня.
   4 А все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду.
   5 Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою, по учению Христа Иисуса,
   6 дабы вы единодушно, едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа.
   7 Посему принимайте друг друга, как и Христос принял вас в славу Божию.

От Матфея, гл. 9, ст. 27-35

   27 Когда Иисус шел оттуда, за Ним следовали двое слепых и кричали: помилуй нас, Иисус, сын Давидов!
   28 Когда же Он пришел в дом, слепые приступили к Нему. И говорит им Иисус: веруете ли, что Я могу это сделать? Они говорят Ему: ей, Господи!
   29 Тогда Он коснулся глаз их и сказал: по вере вашей да будет вам.
   30 И открылись глаза их; и Иисус строго сказал им: смотрите, чтобы никто не узнал.
   31 А они, выйдя, разгласили о Нем по всей земле той.
   32 Когда же те выходили, то привели к Нему человека немого бесноватого.
   33 И когда бес был изгнан, немой стал говорить. И народ, удивляясь, говорил: никогда не бывало такого явления в Израиле.
   34 А фарисеи говорили: Он изгоняет бесов силою князя бесовского.
   35 И ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя Евангелие Царствия и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях.

МОЛЧИ, СКРЫВАЙСЯ И ТАИ...

Неделя 7 по Пятидесятнице.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Герой одного из древнегреческих мифов царь Мидас пожелал, чтобы всё, к чему бы он ни прикоснулся, превращалось в золото. Определённо, это был очень жадный, одержимый страстью сребролюбия человек. Страсти же, как известно, превращают даже весьма разумных людей в глупцов, потому и Мидас не потрудился представить себе, что будет, когда он, наделённый таким талантом, прикоснётся к хлебу. Хлеб тоже неизбежно превратится в золото, а безумный сребролюбец умрёт от голода.

Я вспомнил этот старый миф, знакомый всем нам со школьных лет, потому что и праотец Адам возжелал практически того же. Он, соблазнённый диаволом, захотел стать, как Бог, и с этим безумным желанием в мир вошёл грех, вошли смерть, тлен и разрушение. С тех самых пор, как род человеческий в лице своего праотца Адама приразился греху, всё, к чему прикасается наше сознание, прикасаются наши руки, – всё неизбежно заражается грехом. Нам иногда кажется, что грех – это нечто мощное, огромное, ясно осознаваемое всеми, а между тем яд греха в микроскопических дозах растворён в каждом нашем слове, в каждом нашем действии. И даже в тех наших поступках, которые мы считаем и хотели бы назвать праведными. Святые плакали о своих грехах так глубоко, так сокрушительно, что оставляли мир, оставляли всё то, что мы, люди обыкновенные, почитаем законными и необходимыми радостями, потому что видели, кожей ощущали эту гнилостность греховную, этот запах тления, который сопровождает нас всю нашу жизнь.

Однако для того, чтобы почувствовать, до какой степени все мы, каждый из нас, пронизаны, напоены ядовитыми флюидами греха, совсем не обязательно быть святым, достаточно просто внимательно прислушаться к себе, присмотреться хотя бы с небольшой долей критики к своим так называемым добрым делам. И давольно скоро станет понятно, насколько каждый из нас развращён гордостью и себялюбием. Согласитесь, даже в самые святые мгновенья, в минуты молитвенного подъёма не оставляет нас горделивая мысль: “Ах, как славно я каюсь! Ах, как глубоко и сосредоточенно я молюсь! Какой же я молодец, что с ближним последним поделился!” Владыка Антоний Сурожский рассказывает про одного старого священника, которому Бог дал как-то однажды дар сказать народу церковному прекрасную проповедь. И вот батюшка уходит с амвона в алтарь, а там его встречает молодой его коллега и говорит: “Ах, батюшка, какую вы дивную проповедь произнесли!” На что ему старый священник неожиданно раздражённо так отвечает: “Да знаю уже. Сатана сказал”. То есть появилось уже в моей душе самодовольное чувство, шепнул уже бес-искуситель: “Молодец! Талантище!” Бес шепнул – это ещё не беда, а вот то, что я сам с этим внутренне согласился, это – беда, это – грех.

Я хочу вам привести высказывание на эту тему одного удивительного человека, священника Александра Ельчанинова. Вот что он пишет: “Одна из типичных ошибок, ведущих к осуждению, унынию, неправильным оценкам... мысль, что здесь, на нашей земле, до всеобщего суда и осуждения, могут быть явления безукоризненные – в нас самих, в других людях, в человеческих отношениях. Тогда от себя требуешь полной святости и унываешь, находя в самые святые минуты нечистоту в своём сердце, тщеславие, двойственность; тогда злишься, заметив в людях, которых считал безукоризненными – малодушие, лукавство, ложь; тогда отчаиваешься, видя даже в Церкви Божией расколы, ссоры, ревность, зависть – разгул человеческих страстей. Между тем, “надлежит сему быти”, весь мир заражён грехом, сверху донизу проходит страшная трещина – язва растления и смерти, и никто и ничто не свободно от неё. Если в самой совершенной общине – среди учеников Христа, был Иуда, то что же нам ужасаться, что... свой маленький Иуда, как и свой кроткий, духоносный Иоанн и верный, деятельный Пётр – есть в каждом приходе”.

И всякий раз, когда приходят нам на память наши так называемые добрые дела, давайте вспомним, что сказал Святитель Игнатий Брянчанинов в своём “Слове спасении и о христианском совершенстве”: “Откуда возьмутся добрые дела у падшего человека? Возненавидим же мнимые добрые дела, возникающие из лжеименного разума, из движения крови, из сердечных чувств, как бы ни казались нам наши чувства и помышления возвышенными, непорочными, святыми... Для совершения добрых дел падшего естества не нужно быть христианином: они принадлежат всему падшему человечеству. Там, где совершаются добрые дела падшего естества, при громе похвал от мира, исключён, отвергнут Спаситель мира”.

И теперь мы понимаем, почему Господь наш Иисус Христос, после того как исцелил двух слепцов, сказал им, как мы читали сегодня в Евангелии: “Смотрите, чтобы никто не узнал” (Мф.9.30). Очень часто этот странный запрет Спасителя вызывает недоумение: что же плохого в том, что бывшие слепцы поделятся радостью исцеления с другими людьми? Но Бог знает, но Церковь знает, но каждый из нас знает: мы отравлены грехом, и поэтому умудряемся хвастать даже тем, что нам не принадлежит, мы умудряемся гордиться, да ещё и цинично называем эту гордость законной, тем, что совершено не нашими руками, не нашим разумом, не нашими скромными силами, но Божьей благодатью. Если обрящется в мире “законная” гордость, так, значит, недалеко и до “законного” блуда и до “законного” убийства! Да не будет!

Поэтому, вспоминая о двух исцелённых слепцах, будем помнить и этот строгий Христов запрет: “смотрите, чтобы никто не узнал”. Будем же хотя бы стараться жить целомудренно и не расточать и без того малые наши добродетели безответственным хвастовством и словоблудием. Аминь.

26 июля 1998 г.

Священник Сергий Ганьковский

26.07.1998


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.