Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ПОЛЕВЫЕ ЛИЛИИ И ПТИЦЫ НЕБЕСНЫЕ."


Неделя 3 по Пятидесятнице

Римлянам, гл. 5, ст. 1-10

   1 Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа,
   2 через Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией.
   3 И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение,
   4 от терпения опытность, от опытности надежда,
   5 а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам.
   6 Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых.
   7 Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть.
   8 Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками.
   9 Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева.
   10 Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его.

От Матфея, гл. 6, ст. 22-33

   22 Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло;
   23 если же око твое будет худо, то всё тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?
   24 Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.
   25 Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?
   26 Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?
   27 Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть?
   28 И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут;
   29 но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них;
   30 если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры!
   31 Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться?
   32 потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом.
   33 Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.

ПОЛЕВЫЕ ЛИЛИИ И ПТИЦЫ НЕБЕСНЫЕ.

Неделя 3 по Пятидесятнице.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Каждый из нас с раннего детства знает сказку про злую старуху, которая восхотела стать сначала дворянкой, потом – царицей, а потом – «владычицей морскою», то есть владычицей мира. И каждый помнит, чем кончилась эта эскалация похоти: полным крахом и разбитым корытом. Но, может быть, не всякий понимает, что сказка эта не столько о жадности, сколько о гордости. Если жадность теоретически можно напитать до отвала, до скуки, до отвращения к самому предмету вожделения, то гордость – ненаполнима. Ей всегда – мало. Она всегда голодна. И самый мир мал для ее вожделений. И Бог ей кажется не полнотой бытия, а сущностью ущербной и несовершенной. Дай гордому волю – он соорудит миру нового бога, а ещё лучше – сам им станет. По существу, этого и хотела старуха из пушкинской сказки. А в результате оказалась у разбитого корыта. Не то же ли самое случилось и с прекрасным ангелом Утренней Зари, ставшим отвратительным князем тьмы? И такая судьба ожидает каждого, кто хочет преобразить, изменить мир так, как ему кажется правильным, перестроить, переломать, переделать все, что есть, по своей собственной мерке.

Тому же учит нас и Евангелие. Когда Господь говорит о служении маммоне, то есть богатству, Он имеет в виду не только и не столько собственно деньги, золото. Экономисты называют деньги всеобщим эквивалентом товаров. Подобным образом и богатство в евангельском тексте является всеобщим эквивалентом похоти, страсти, неудержимого и неутолимого желания. Нельзя быть одновременно с Богом и со своими страстями. Однако падший человек так устроен, что превращает в идола всё, на что посмотрит его испорченный неуёмными желаниями глаз. “Чистое око” Евангелия – это не только око, не видящее зла, это ещё и око, не желающее ничего, не завидующее никому. Дело не в том, что люди, на которых мы смотрим, любя их или, напротив того, завидуя им, раздражаясь на них, плохи или хороши, а в том, что глаз наш, который смотрит, око наше – худо. А если око наше худо, то, значит, и всё тело наше, по слову евангельскому, – темно.

Да, именно так: когда раздражение и злоба на ближнего или на дальнего терзает нашу душу, то происходит это только потому, что мы сами злы. А рузультат – тот же, что и у пушкинской старухи. Ведь обычно бывает так, что дальним и ближним мало что достаётся от нашей злобы, от нашего неудовольствия ими, а всё страдание, все последствия греха, вся боль его остаётся нам, ненавидящим. Таким образом, каждый, гневающийся на своего брата, не только уже осуждён самим собой, но и обрекает себя на многолетние – и вправду ведь многолетние! – мучения.

Поэтому так важно понять, для чего мы ходим в церковь и о чём молимся нашему Богу. Для того ли и о том ли, чтобы всё в нашей здешней жизни было благоустроено, беспечально и удобно? Для того ли и о том ли, чтобы всегда и во всём торжествовала наша правда, наше представление о добре и зле, о том, что хорошо и что плохо? Иными словами: мы о своей правде заботимся или о правде Божией?

Ответ на этот вопрос прост: “всякое дерево познаётся по плоду своему, потому что не собирают смокв с терновника и не снимают винограда с кустарника. Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое, ибо от избытка сердца говорят уста его” (Лк.6.44,45). Поэтому, если в сердце нашем гнездятся гнев и раздражение, не станем заблуждаться и думать, что это ревность о Правде Божией. Это ревность о самом себе. Это ублажение собственной гордыни. Это служение маммоне, а не Богу.

Не подвижники благочестия, не праведники и бессребреники поставлены нам сегодня в пример, а птицы небесные и полевые лилии, которые “ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы”; которые “ни трудятся, ни прядут”, но которым Отец наш Небесный даром даёт всё, потребное для жизни. Не позавидовать ли нам жаворонкам и воробьям, ромашкам и василькам? Может быть, и стоило бы, если бы не та несказанная слава, если бы не та бесконечная любовь, если бы не радость, которую Бог уготовал любящим Его в Царстве Своём. Не за птиц, не за полевые цветы умер наш Спаситель на Кресте, а за каждого из нас, грешных и непотребных. И просит Он нас вовсе не о том, чтобы мы ходили голыми и голодными. Наш Бог просит нас о том, чтобы мы не забывали за вседневной суетой, зачем мы родились на свет Божий. Он указывает нам, что мы – не трава полевая, “которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь” (Мф.6.30). Он напоминает нам, что нет в тварном мире иной твари, кроме человека, во имя которого, для которого был сотворён мир. Наш Бог зовёт нас с Собой не на муку, не на смерть, а на царство – в вечную жизнь и в вечную радость. И только одно условие ставит Он нам: “Ищите же прежде Царства Божия и правды Его”! Не посрамим же надежды нашего Бога и будем помнить, что душа – больше пищи, а тело – больше одежды; не забудем, что злоба и гордость Царства Божия не наследуют, а завистники и гордецы, как они ни старайся, всё равно останутся у разбитого корыта. Аминь.

9 июля 2000 г.

Священник Сергий Ганьковский

09.07.2000


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.