Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ПОСЛЕДНЯЯ ЖЕРТВА."


Неделя 2 по Пятидесятнице, Всех русских святых

Римлянам, гл. 2, ст. 10-16

   10 Напротив, слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во-- первых, Иудею, потом и Еллину!
   11 Ибо нет лицеприятия у Бога.
   12 Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся
   13 (потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут,
   14 ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон:
   15 они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую)
   16 в день, когда, по благовествованию моему, Бог будет судить тайные дела человеков через Иисуса Христа.

От Матфея, гл. 4, ст. 18-23

   18 Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы,
   19 и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков.
   20 И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним.
   21 Оттуда, идя далее, увидел Он других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, в лодке с Зеведеем, отцом их, починивающих сети свои, и призвал их.
   22 И они тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за Ним.
   23 И ходил Иисус по всей Галилее, уча в синагогах их и проповедуя Евангелие Царствия, и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях.

Неделя 2 по Пятидесятнице. Всех святых, в земле Российской просиявших.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Русская святость началась со страстотерпцев. Со святых российских князей Бориса и Глеба, которые умерли от руки своих родственников и единоверцев не потому, что были немощны и слабы, не потому, что не могли постоять за себя, но потому, что верили во Христа, верили Его словам из Нагорной проповеди: “А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду» (Мф.5.39,40). И они не просто верили, но жили так, как верили, и действовали так, как говорили. Они знали, что кровопролитие и ненависть должны, наконец, пресечься. Кто-то должен стать последней жертвой. И они захотели ценой своей жизни купить мир. И потому стали первыми святыми в истории тогда молодой ещё Русской Церкви.

После их смерти из года в год, из века в век горести и беды не оставляли нашу страну. И междоусобная брань, и нашествия иноплеменных совершали свою страшную жатву: и кровь лилась, и города горели, и брат восставал на брата, как будто каиново проклятие тяготело над Отечеством. Но не было в трудной нашей истории века, когда бы среди разгула страстей, среди политических судорог, среди предательства и коварства, не нашлось бы в нашем народе хотя бы одного святого. Вчера вечером, на всенощном бдении, мы вспоминали их имена, и вспомнили только малую часть тех, незаметным подвигом которых выстояла Русь.

Памятники великим полководцам, мемориальные доски в местах жизни и трудов государственных и общественных деятелей, как памятные вехи в нашей истории: вот кто создавал и хранил нашу страну, вот кому мы обязаны “славой, купленной кровью”. Но страна наша стояла и стоит не силой оружия, не искусством дипломатии, не способностью “рождать собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов”, а тем, что в каждом селе, в каждом городе живёт, как залог милости Божией к нам, грешным, хоть бы один праведник, который не ответит злом на зло, который захочет стать последней жертвой в любом споре, в любом противостоянии, в любом конфликте. Святые наши сродники – это те, ради которых мир до сих пор стоит. Мы и не знаем их и не опознаем среди толпы себе подобных, как не опознали современники в скромном монахе, облачённом в ветхий заплатанный подрясник великого Игумена земли Русской. Мы, привыкшие обнаруживать величие только в масштабных делах, в свершениях эпохальных, в “стройках века”, мы, поклоняющиеся славе, гению, успеху, едва ли заметим тех, кто сознательно отказывается от успеха и славы в этой жизни ради торжества жизни вечной. Кумиры толпы, наши с вами кумиры, уже потому не спасают мир и нас в этом мире, что, по слову нашего Спасителя, “они уже получают награду свою” (Мф.6.2).

Не то святые. Русская Церковь, как никакая другая, явила миру удивительный феномен юродства Христа ради. То есть такого самозабвения, такого самозабывания, что даже и простое человеческое участие, ровное доброжелательное отношение к ним понималось святыми юродивыми как награда здесь, на земле, лишающая надежды на награду в Царстве Божием. Поэтому русские святые искали не признания современников, они трудились не ради земной славы или благоустроения отечества, но прежде всего они, хоть, может быть, это и покажется кому-то делом вполне эгоистическим, стремились свою грешную душу спасти, свои страсти преодолеть, свою гордыню смирить. Они знали, что не пламенными призывами, даже не проповедью покаяния, но своим потом, своей кровью, своими слезами только и способны они растопить лёд человеческих сердец, что только личным отречением от того, что, казалось бы, по праву принадлежит им, как и всем людям, можно обрести блаженную вечность. Им, как и сыновьям Зеведеевым, будущим апостолам Иакову и Иоанну, оставившим лодку и отца своего, им, святым земли русской, пришлось отказаться от всего, что имели. Часто даже от того, что мир называет “собственным достоинством”, потому что у христиан нет и не может быть “собственного”, отличного от Христова, достоинства, потому что наш божественный Учитель прямо предупредил нас, когда говорил, обращаясь к народу с холма на берегу Тивериадского озера: “Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня” (Мф.5.11).

Так и нам, если хотим быть русскими не по имени только, но по сути, остаётся одно: следовать за святыми сродниками нашими в их смиренном подражании Христу, в отказе от противоборства, в отречении от самости, от такого понятного желания доказать свою правоту. Правота ведь не доказывается, правота показывается. Может быть, никто из нас так и не сможет достичь святости, но каждый из нас может хоть однажды остановить свои страсти, свою злобу, свою похоть. Каждый из нас, подобно первым русским святым страстотерпцам Борису и Глебу, может стать последней жертвой, может стать тем, на ком остановится, пресечётся мелкое, маленькое бытовое зло. И только тогда мы сможем надеяться, что жизнь наша не была прожита напрасно. Аминь.

13 июня 1999 г.

Священник Сергий Ганьковский

13.06.1999


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.