Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "НЕ ТАКОЙ, КАК ПРОЧИЕ."


Неделя о мытаре и фарисее

2 Тимофею, гл. 3, ст. 10-15

   10 А ты последовал мне в учении, житии, расположении, вере, великодушии, любви, терпении,
   11 в гонениях, страданиях, постигших меня в Антиохии, Иконии, Листрах; каковые гонения я перенес, и от всех избавил меня Господь.
   12 Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы.
   13 Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь.
   14 А ты пребывай в том, чему научен и что тебе вверено, зная, кем ты научен.
   15 Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса.

От Луки, гл. 18, ст. 10-14

   10 два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь.
   11 Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь:
   12 пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю.
   13 Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!
   14 Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится.

Неделя о мытаре и фарисее.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Хорошо ли быть «белой вороной»? Удобно ли, легко ли быть не таким, как все? Стоит ли гордиться тем, что Бог выделил тебя из массы людей, сделав левшой или, скажем, дальтоником? Как нести по жизни свою непохожесть на остальных: высоко подняв голову или испуганно втянув её в плечи? Это не праздные вопросы, потому что всякий человек, к сожалению или к счастью, «не таков, как прочие» (Лк.18.11). Мы – каждый из нас – не таковы, как этот жалкий и отвратительный мытарь, ударяющий себя в грудь и заунывно просящий Бога о милости. Мы – не такие, как этот самодовольный и тщеславный фарисей, снисходительно и надменно рапортующий своему Богу о своих достижениях. Мы не такие!

А какие мы? Каков каждый из нас перед судом своей совести и в глазах других людей? Согласимся, что очень часто эти два показателя различаются, причём весьма значительно, и, как правило, чем более человек доволен собой, тем более велик список претензий к нему у тех, кто вокруг.

Каждый из нас ещё с детских лет знает из шпионских фильмов, что разведчик, внедрённый на территорию противника, более всего озабочен тем, чтобы не выделяться из общей массы людей. Вражеский агент должен выглядеть абсолютно «своим», чуть ли не родным для тех, среди кого он будет совершать свои, враждебные им, действия. Священное Писание, совсем не сродное шпионским триллерам, свидетельствует о том же: «…лжеапостолы, лукавые делатели, принимают вид Апостолов Христовых. И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света, а потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды» (2.Кор.11.13-15).

Фарисей, как плохой шпион, перестарался. Он пришёл в Дом Божий и изо всех сил доказывает Домовладыке, что он, фарисей, – свой. Он тщательно перечисляет свои собственные достоинства, которые якобы дают ему право быть с Богом на «ты»: «…пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю» (Лк.18.12). «Я не таков, как прочие люди, – убеждает он Бога, – я – свой! Я тут стою, потому что право имею!»

Беда его в том, что он забыл то, что должен бы знать назубок: молитва есть жертва грешного человека Святому Богу. Жертва может быть благодарственной, покаянной, очистительной – любой, но всегда при этом смиренной, потому что «жертва Богу – дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (Пс.50.19). Жертва, принесённая в горделивом сознании собственного превосходства, по сути не является жертвой Богу. В лучшем случае это жертва самому себе, потому что, как заметил Сам Спаситель мира, таковые «жертвователи» «уже получают награду свою» (Мф.6.2): в Вечной Жизни, в Царстве Небесном им не на что рассчитывать. Там нет зеркал, в которые можно любоваться собой любимым. Таким образом, тот, кто совершенно уверенно полагал себя «своим» в Доме Божьем, оказался там чужаком, ибо занимался в святом месте делом непотребным: хвастал, а не каялся.

В отличие от весьма довольного собой фарисея, мытарь тоже «не таков, как прочие люди», но по другой причине: потому что он – чужой в этом Доме. Он, «стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо» (Лк.18.13), так как знал своё место, понимал, что таким, как он, вход в Дом Божий заказан. Может быть, и он, всю жизнь занятый своим подлым ремеслом, забыл слова царя и пророка Давида о сокрушенном духе и смиренном сердце, но то, чего, возможно, не помнил развращённый ум, как оказалось, благоговейно сохраняла его живая душа. И это спасло его. «Сердце сокрушенное» не дало ему утонуть в бездне отчаяния, и по приговору Неумытного Судии всех он «пошел оправданным в дом свой более, нежели тот» (Лк.18.14), оказавшись совершенно неожиданно для себя «своим» в Доме Божием.

Можно быть «не таким, как все», можно знать это про самого себя. Можно превосходить множество обычных людей в добродетелях или талантах. Можно и даже в каком-то смысле нужно думать о себе как об уникальном, единственном и неповторимом создании Божьем. Можно радоваться и ликовать, обнаруживая в своей душе всё новые и новые знаки Господних даров. Нельзя только приписывать самому себе честь творения этих даров. Ибо «не мерою дает Бог Духа» (Ин.3.34), а сам человек: что он ни делай, не сможет «прибавить себе росту хотя на один локоть» (Мф.6.27).

Точно так же можно «и всякого принятия достойно» (1.Тим.1.15) полагать себя первым из грешников, как это делал апостол Павел, и, скорбя сердцем, смиренно ударять себя в молитвенном сокрушении в измученную стыдом грудь, как это делал несчастный мытарь. Нельзя только отчаиваться в спасении, нельзя думать, что у Бога, Который умер на Кресте за всех грешников мира, не хватит сил и желания, чтобы спасти меня. Нельзя терять надежду, уподобляясь в этом падшему ангелу света, который, отбросив упование на своего Бога, стал мрачным князем тьмы.

Научи же меня, Господи, молиться мытаревой молитвой! «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!» Аминь.

12 февраля 2006 г.

Священник Сергий Ганьковский

12.02.2006


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.