Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ДЕНЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ."


Неделя 8 по Пятидесятнице

1 Коринфянам, гл. 1, ст. 10-18

   10 Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях.
   11 Ибо от домашних Хлоиных сделалось мне известным о вас, братия мои, что между вами есть споры.
   12 Я разумею то, что у вас говорят: "я Павлов"; "я Аполлосов"; "я Кифин"; "а я Христов".
   13 Разве разделился Христос? разве Павел распялся за вас? или во имя Павла вы крестились?
   14 Благодарю Бога, что я никого из вас не крестил, кроме Криспа и Гаия,
   15 дабы не сказал кто, что я крестил в мое имя.
   16 Крестил я также Стефанов дом; а крестил ли еще кого, не знаю.
   17 Ибо Христос послал меня не крестить, а благовествовать, не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова.
   18 Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, -- сила Божи

От Матфея, гл. 14, ст. 14-22

   14 И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их.
   15 Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи.
   16 Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть.
   17 Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы.
   18 Он сказал: принесите их Мне сюда.
   19 И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу.
   20 И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных;
   21 а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей.
   22 И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ.

Неделя 8 по Пятидесятнице.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

““И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмой от всех дел Своих, которые делал. И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих...” (Быт.2.2). Бог почил от дел Своих в седьмой день, и – по слову пророка Давида: ”пред очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний...” – день этот, день Божия покоя, длится и доныне, являя собой, как и Крест Господень, “для погибающих юродстово... а для нас, спасаемых, – силу Божию” (1Кор.1.18).

“Бог, – говорят погибающие, – бездействует, Он забыл мир, Он не видит слёз плачущих, Он не слышит стенаний скорбящих!” “Бог спит, – говорят они, – Ему нет дела до нас, и значит, нам нет дела до Него. И значит, Его нет!”

Это не преувеличение и не метафора. Совсем недавно один вполне приличный и воспитанный человек, учёный из французского города Тулуза, буквально кричал на меня, когда я попытался рассказать ему о том, как я верую, он кричал, забыв о правилах приличия, забыв о том, что он в чужой ему стране и что чужеземцу надо бы уважать обычаи и верования её граждан, он, почтенный господин, почти истошно орал мне по-французски, так, что испуганная переводчица едва успевала переводить: “Где ваш Бог, Он что, спит? Он разве не видит, что творится в этом мире? Где Он был, когда десятки тысяч людей погибали от голода в Руанде? Где был ваш Бог, когда нацисты детей заживо сжигали в печах крематориев?”

Человек кричит, когда ему больно или страшно. Этому французу, конечно же, тоже больно, потому что у него самого, скорее всего, есть дети, и он, жалея своих, умеет жалеть и чужих. И, конечно, ему страшно. Ему страшно жить в мире, где никто не защитит, где не на кого надеяться, где ему, взрослому человеку, нельзя, как ребёнку в минуту опасности, закричать: “Мама!” Вот он и кричит на меня от одиночества и страха. Кричит он потому, что в его жизни Бога нет, и надеяться ему, бедному, не на кого.

Нам, христианам, есть на Кого надеяться. У нас есть Бог. Но почему-то мы со всей нашей верой часто уподобляемся этому несчастному французу и так же, как он, в отчаянии кричим и жалуемся на Бога, в лучшем случае лицемерно объясняя себе Божие молчание своими собственными грехами: “Мы-де люди грешные, потому Бог нас и не слышит”. Как будто Бог принимает только молитву праведников!

Я думаю, это происходит чаще всего оттого, что мы как-то забываем, что день покоя Божия, седьмой день творения, есть в широком смысле день творчества, день делания человеческого, эпоха, когда человек, сотворённый по образу и подобию Божию и по одному только этому наделённый способностью творить, должен действовать во славу Божию, должен совершать подвиг веры, которая “без дел мертва есть”(Иак.2.20).

Мы забываем об этом, легкомысленно надеясь на то, что Бог всё Сам устроит, а нам останется только проглотить предварительно пережёванное. Мы забываем, а Бог нам изо дня в день напоминает в Своём Святом Евангелии одну простую истину: мы созданы свободными, и никто, даже Он Сам не может нас этой свободы лишить. И даже спасти нас без нашего участия, без нашего сотрудничества с Ним Он не может.

Чтобы слуга римского сотника исцелился от тяжкой своей болезни, нужно было высокомерному завоевателю смириться пред странствующим проповедником и, смирившись, молить о милости.

Чтобы расслабленный встал, взял постель свою и пошёл в дом свой, необходимо было соединение его собственной воли к исцелению и жертвенной любви четырёх его друзей. Только тогда, когда воля и любовь соединяются, Бог может действовать!

В сегодняшнем Евангелии мы читали повествование о том, как Господь насытил пятью хлебами и двумя рыбками пять тысяч человек. Восхищённые самим этим чудом, мы часто не замечаем удивительные слова Спасителя, которые Он обратил к апостолам в ответ на их просьбу отпустить народ: “Вы дайте им есть...” Вы, сами, отдайте им последнее, что имеете. Вы, а не кто-то другой, примите со всей любовью, со всей решимостью помочь нужду этих людей в своё сердце. И чудо совершится.

И чудо совершилось. Оно совершилось, потому что воля человеческая соединилась с волей Божией. Оно совершилось, потому что человек решил пожертвовать собой. Может быть, сначала в малом. Всего лишь пятью хлебами и двумя рыбками пожертвовали ученики Спасителя. Но как та бедная вдова, положившая в сокровищницу храма всего две мелкие монетки, они отдали всё пропитание своё. И как бедная вдова спасла этим свою душу, так и ученики Христовы своим подвигом самоотречения сделали возможным чудо насыщения пяти тысяч человек.

Нам очень трудно судить самих себя. Свою жадность, свою жестокость, свою злобу. Нам, оказывается, проще и легче судить Бога. Если мы в продолжение Седьмого дня, когда Бог повелел нам возделывать и хранить созданный Им мир, всё разорили, все опоганили и, прежде всего, осквернили храм Духа Святого – своё собственное тело, тогда, по логике давешнего француза, во всём этом виноват Бог: зачем создал нас свободными? зачем позволил согрешить? зачем не уничтожил сразу после грехопадения?

Но есть ещё и другая логика. Логика кающегося христианина, который понимает, что его долгая жизнь – это поле, ожидающее его труда, его усилий, его соработничества Богу. Да, вокруг нас много беды, много боли, много голода, но вместо того, чтобы грозить небу кулаком, давайте попытаемся услышать тихий голос Божий: “Вы дайте им есть!” – и, услышав, спросим себя: а сам я накормил ли голодного – сегодня, на этой неделе, в этом году, хоть когда-нибудь? Аминь.

2 августа 1998 г.

Священник Сергий Ганьковский

02.08.1998


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.