Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ПЯТЬ ХЛЕБОВ И ДВЕ РЫБЫ."


Неделя 8 по Пятидесятнице

1 Коринфянам, гл. 1, ст. 10-18

   10 Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях.
   11 Ибо от домашних Хлоиных сделалось мне известным о вас, братия мои, что между вами есть споры.
   12 Я разумею то, что у вас говорят: "я Павлов"; "я Аполлосов"; "я Кифин"; "а я Христов".
   13 Разве разделился Христос? разве Павел распялся за вас? или во имя Павла вы крестились?
   14 Благодарю Бога, что я никого из вас не крестил, кроме Криспа и Гаия,
   15 дабы не сказал кто, что я крестил в мое имя.
   16 Крестил я также Стефанов дом; а крестил ли еще кого, не знаю.
   17 Ибо Христос послал меня не крестить, а благовествовать, не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова.
   18 Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, -- сила Божи

От Матфея, гл. 14, ст. 14-22

   14 И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их.
   15 Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи.
   16 Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть.
   17 Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы.
   18 Он сказал: принесите их Мне сюда.
   19 И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу.
   20 И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных;
   21 а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей.
   22 И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ.

ПЯТЬ ХЛЕБОВ И ДВЕ РЫБЫ.

Неделя 8 по Пятидесятнице.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Каждый год в это самое время в середине лета наши неожиданно подросшие дети и внуки, завершившие своё среднее образование, озабочены поиском жизненного пути, устройством своей дальнейшей деятельности, выбором профессии. В решение этой проблемы втягиваемся и мы, люди пожившие, пожилые, уже кое-что понявшие в жизни. И как только мы пытаемся взяться за подыскание нашим детям достойной профессии, тут же оказывается, что взгляды наши и взгляды подросшего поколения на эту проблему существенно разнятся. Старшим хочется работы надёжной, способной прокормить, а младшим – интересной, захватывающей, творческой. Или уж престижной, а когда не так, то хотя бы не слишком трудоёмкой. Разность взглядов отцов и детей на проблему профессии порождает весьма интересные размышления о том, а какого, собственно, труда мы для себя хотим? Для чего мы, вообще говоря, трудимся? Чтобы добывать себе хлеб насущный или, как теперь принято говорить, чтобы самореализоваться?

Ответ на этот вопрос легко найти в Библии: если до грехопадения человек был призван Богом стать соработником Творца, «возделывать и хранить» Райский сад, то после катастрофы отступник и предатель осуждён был «в поте лица своего есть хлеб» (Быт.3.19). Обыкновенно после слов «в поте лица своего» нормальному человеку представляется картина, связанная с образами лопаты и канавы, как говорится – «от забора до обеда»; то есть Божие поручение ассоциируется у нас, современных христиан, прежде всего с тяжким физическим трудом. И на протяжении всей человеческой истории колоссальные усилия лучших умов человечества были направлены на то, чтобы если не отменить, то по крайней мере смягчить Божие повеление. Иными словами, чтобы пота было поменьше, а хлеба – побольше. Ведь все эти колёса, винты, блоки, водяные мельницы, паровозы, реактивные лайнеры и компьютеры, все эти, по образному выражению героя одного кинофильма, «костыли и протезы человечества», для того только и были придуманы, чтобы пота было поменьше, а хлеба – побольше.

Но вот что удивительно: в век научно-технического прогресса для добывания себе пропитания человеку действительно не всегда приходится махать киркой или лопатой, он может вообще добывать хлеб насущный, не снимая белоснежной рубашки или тщательно ухаживая за своими ногтями. Но при всём том, как бы ни облегчал себе человек условия труда, как бы ни совершенствовал кирку и лопату, заменяя их рычагами управления и мониторами, а всё-таки труд остаётся трудом, всё-таки пот остаётся потом. Пусть мышечной энергии тратится меньше, зато нервной – больше. И как следствие – больше болезней, больше нервных срывов, больше мучительных проблем. И всё меньше и меньше здорового тела, всё меньше и меньше здоровых душ. И чем дольше живёшь, тем яснее становиться, что труд лесоруба стоит труда программиста, а трудная работа шофёра-дальнобойщика неожиданно оказывается сродни профессиональным усилиям преподавателя математики. Сродни не по содержанию деятельности, конечно, а по количеству душевных и физических затрат. Слово Божие непреложно, и как мы ни крутись – хлеб свой приходится добывать «в поте лица своего». Поэтому, какую профессию ни выбирай, хоть скрипача, хоть металлурга, – всё равно придётся нести скорби и труды, всё равно придётся тратить себя без остатка, всё равно хлеб насущный даром и без усилий нам не заработать.

И однако, сегодня мы читали евангельское повествование о том, как Господь накормил хлебом и рыбой громадную толпу людей, которые не трудились: не сеяли этот хлеб, в мучительных усилиях возделывая каменистую жаркую почву Палестины; не ловили эту рыбу, обдирая до крови кожу на руках, выбирая сети. За что же им такая награда? Разве не сказано Самим Спасителем «трудящийся достоин пропитанья» (Мф.10.10)? Эти пять тысяч что такое особенное сделали, что Господь удостоил их пропитанья, дал им хлеб насущный на сей день?

А всего-то они и сделали, что следовали за Господом и слушали Слово Его. И это простое дело, это внимательное вслушивание в слова проповеди было приравнено Спасителем к тяжёлой работе пахаря, к нелёгкому труду рыбака.

Творящий молитву достоин пропитанья. Совершающий вместе со всей Церковью труд Евхаристической жертвы получит свою награду от Господа. И не единственно там, в Блаженной Вечности, но и здесь, на скорбной земле. Не только уста немых отверзаются, не только слепые очи открываются для созерцания Света, но «по вере вашей» (Мф.9.29) умножается хлеб, не скудеет земля – вся природа приносит молящемуся человеку свои плоды.

И ещё одно важно помнить. Молитвенный труд, как и любой другой труд, должен совершаться в «поте лица своего». Нельзя искать лёгкой молитвы, как нельзя – неблагочестиво, не по-христиански – надеяться на то, что галушки сами тебе в рот прыгать будут. И когда я вижу вас, здесь предстоящих и молящихся, когда я вижу вас, которые, как бы трудно и тяжело вам ни было, всё же собираются и в лютый холод, и в изнуряющую жару в наш не самый красивый и не самый удобный храм, когда я вижу вас, молитвенники и сослужители мои, я, грешный и маловерный человек, исполняюсь новой верой и новой надеждой, что не всё ещё потеряно, не всё напрасно. И поверьте, это чудо Церкви, которая не исчезает и не умирает, это чудо Церкви, которую не могут одолеть ни наша собственная лень, ни «врата ада», это чудо нисколько не меньше того умножения хлебов и рыб, о котором мы только что читали в Евангелии. Аминь.

29 июля 2001 г.

Священник Сергий Ганьковский

29.07.2001


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.