Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ВВЕДЕНИЕ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ "


ВВЕДЕНИЕ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

Евреям, гл. 9, ст. 1-7

   1 И первый завет имел постановление о Богослужении и святилище земное:
   2 ибо устроена была скиния первая, в которой был светильник, и трапеза, и предложение хлебов, и которая называется "святое".
   3 За второю же завесою была скиния, называемая "Святое-святых",
   4 имевшая золотую кадильницу и обложенный со всех сторон золотом ковчег завета, где были золотой сосуд с манною, жезл Ааронов расцветший и скрижали завета,
   5 а над ним херувимы славы, осеняющие очистилище; о чем не нужно теперь говорить подробно.
   6 При таком устройстве, в первую скинию всегда входят священники совершать Богослужение;
   7 а во вторую -- однажды в год один только первосвященник, не без крови, которую приносит за себя и за грехи неведения народа

От Луки, гл. 10, ст. 38-42, гл. 11, ст. 27-28

   38 В продолжение пути их пришел Он в одно селение; здесь женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой;
   39 у неё была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его.
   40 Марфа же заботилась о большом угощении и, подойдя, сказала: Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? скажи ей, чтобы помогла мне.
   41 Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом,
   42 а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у неё.
...
    27 Когда же Он говорил это, одна женщина, возвысив голос из народа, сказала Ему: блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие!
   28 А Он сказал: блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его.

ВВЕДЕНИЕ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

В ветхозаветной Книге Бытия повествование о сотворении человека заканчивается словами Адама: “...оставит человек отца своего и мать свою, и прилепится к жене своей; и будут два одна плоть” (Быт.2.24). Эти слова нам всем хорошо известны ещё и потому, что они многократно повторяются Господом нашим Иисусом Христом и Его апостолами в новозаветных текстах, и кроме того, эта мысль пронизывает весь чин церковного бракосочетания. Эти слова у всех у нас на слуху, и, может быть, поэтому их смысл, их значение, их важность не всегда до конца осознаются нами.

Да, мы понимаем, что Брак – установленное Богом Таинство, знаем, что Брак – это хорошо, потому что он служит спасению души брачующихся. Но часто повторяя эти слова, мы, кажется, не всегда замечаем их глубокий драматизм, может быть даже, трагичность того, что описывается ими. Вы только вдумайтесь: “Оставит человек отца своего и мать свою...” Оставит! Что значит это для самого человека? Скорее всего, начало новой жизни, начало новых трудов, но также и новых радостей; новых скорбей, но и нового ликования... А теперь подумаем, что это страшное слово означает для оставленных. Для отца и матери, для которых их выросшее дитя, собирающееся вступить в брак, – вся их жизнь, вся радость, всё упование. Воистину, надо быть святым, чтобы бестрепетно и бесскорбно принять трагическую реальность ухода любимой дочери, любимого сына, их ухода к чужому человеку, ухода из дому. Да, создаётся новая семья, но старая-то – гибнет! Сколько нужно веры, сколько любви, настоящей, жертвенной любви, сколько смирения нужно для того, чтобы мать и отец приняли уход своего любимого чада как Божье благословение, как благой суд Божий, как счастье, как радость!

Конечно, на словах мы все как один благословляем брак, мы всегда радуемся тому, что Божье благословение, Божий замысел вновь действует в этом обезбоженном мире. Но как ненадолго хватает нам этой радости! Какая лютая ревность разрушает сердца отцов и матерей, как часто скрытно,тайно, а подчас явно и яростно родители стремятся разрушить, погубить только-только возникающий, такой ещё хрупкий брак, потому что им кажется, что невестка – неряха и неумеха, а зять – ленив, глуп и груб... Сколько раз мне самому приходилось слышать от одержимых злобой матерей, что они всё сделают, чтобы этот брак разрушить! И говорилось это с полной уверенностью в своей правоте и чуть ли не в святости. И сколько, в самом деле, разрушено браков, сколько сломано молодых жизней! И кем? Теми, кто, кажется, более всего должны были бы щадить и охранять этот хрупкий цветок нового брака!

А всё оттого, что мы забыли это страшное Божье слово: “Оставит человек отца своего и мать свою...” Конечно, это тяжело – отдать самое дорогое, что у тебя есть. Но поступить так – полностью отказаться от своих, якобы законных прав – и значит совершить жертвоприношение. Во имя чего совершается такой отказ? Он совершается во Имя Божие, совершается для Бога, для спасения души их, брачующихся, потому что они, вступая в брак, отказываются от собственных прав во имя прав любимого; но также и для спасения своей души, потому что, отдавая своё дитя, мать и отец жертвуют его, в конце концов, Богу.

Почему сегодня, в пресветлый праздник Введения во Храм Пресвятой Богородицы, Церковь с радостным умилением поёт: “Анна Божественная, благодать яве от благодати данную Чистую Приснодеву приводит с веселием в храм Божий”? Почему? Почему Иоаким и Анна “с веселием” отказываются обладать Той, Которую они ждали всю свою долгую бездетную жизнь? Разве не думали праведники о том, что эта Отроковица упокоит их одинокую немощную старость, разве не мечтали и о внуках, которых Бог даст, быть может, ещё понянчить? Разве не понимали они, что, введя по данному Богу обету трёхлетнюю Отроковицу в Храм, они уже не смогут утешаться Её лепетом, Её лаской?

Страшно подумать, сколько веры, сколько мужества, сколько решимости должно было обрестись у этих двух стариков, чтобы состоялось это событие, положившее начало тому, что Церковь называет Боговоплощением, событие, сделавшее возможным пришествие Сына Божия в наш одинокий мир, что в конечном счёте сделало и меня, и вас, и всех нас бессмертными!

Потому-то с потрясающим смирением Мать Пресвятая Богородица и приняла благовестие архангельское: “Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему”, равно как и страшное пророчество Симеоново: “И Тебе Самой оружие пройдет душу”, да и всё остальное: от детского страха перед крутой храмовой лестницей, перед той Таинственной Неизвестностью, которая называлась Святое Святых, до ужаса Голгофы, до кошмара Распятия, потому только и приняла она всё это, что блаженные её родители, святые и праведные Иоаким и Анна, в своё время смиренно понесли тягость расставания с любимой Дочерью и радостно приняли необходимость жертвовать самим дорогим и любимым.

Наше спасение дорогого стоит. Нам, чтобы спастись, от много нужно отказаться, многим пожертвовать. Дай нам сил, Матерь Божия! Помоги нам решиться, помоги нам не захныкать, помоги нам мужественно и решительно отказаться от жизни тленной для Жизни Вечной. Аминь.

4 декабря 1998 г.

Священник Сергий Ганьковский

04.12.1998


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.