Русская православная церковь - Московская епархия - Ивантеевское благочиние
Московская область, г. Королев

ХРАМ ВЛАДИМИРА СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА

Проповедь "ЗЕРКАЛО."


Неделя 26 по Пятидесятнице

Ефесянам, гл. 5, ст. 8-19

   8 Вы были некогда тьма, а теперь - свет в Господе: поступайте, как чада света,
   9 потому что плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине.
   10 Испытывайте, что благоугодно Богу,
   11 и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте.
   12 Ибо о том, что они делают тайно, стыдно и говорить.
   13 Все же обнаруживаемое делается явным от света, ибо все, делающееся явным, свет есть.
   14 Посему сказано: "встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос".
   15 Итак, смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые,
   16 дорожа временем, потому что дни лукавы.
   17 Итак, не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля Божия.
   18 И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом,
   19 назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу,

От Луки, гл. 18, ст. 18-27

   18 И спросил Его некто из начальствующих: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?
   19 Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? никто не благ, как только один Бог;
   20 знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою.
   21 Он же сказал: все это сохранил я от юности моей.
   22 Услышав это, Иисус сказал ему: еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною.
   23 Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат.
   24 Иисус, видя, что он опечалился, сказал: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие!
   25 ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие.
   26 Слышавшие сие сказали: кто же может спастись?
   27 Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу.
Проповеди священника Сергия Ганьковского
  1. ЗЕРКАЛО.

    15.12.2002

  2. «УЧИТЕЛЬ БЛАГИЙ! ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?»

    14.12.2003

Неделя 30 по Пятидесятнице.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

В античном мифе о прекрасном юноше Нарциссе рассказывается о том, как однажды он увидел своё лицо, отражённое в прозрачной неподвижной воде озера. Красота собственного лица так поразила Нарцисса, что он влюбился в своё отражение и, позабыв о сне и пище, оставался дни и ночи на берегу, любуясь собой. Конец этой истории, как вы понимаете, ужасен: несчастный просто умер от тоски.

Миф этот возник в незапамятные времена, задолго до того, как случилась встреча Господа нашего с начальником иудейским, описанная в сегодняшнем Евангелии. Грехопадение извратило человеческую природу ещё на заре истории, и человек, по слову святого Афанасия Великого, впал в самовожделение, предпочитая собственное созерцание божественному. Если Божественная Премудрость повелевает каждому возлюбить ближнего «как самого себя» (Мф.19.19), то отпавший от Бога грешный человек стал сам для себя эталоном красоты и праведности, ибо, как видно, любовь к самому себе и есть высшая мера любви в человеке, повреждённом грехом.

Самовожделение, о котором говорит святой Афанасий Великий, заставляет человека не только, уподобившись горемычному герою античного мифа, бесконечно вертеться перед зеркалом или украшать себя разными диковинными одеждами, но и побуждает его прилагать немалые усилия для того, чтобы приукрасить «лицо» собственной души, убедить и себя, и окружающих в личной праведности. Такая операция требует насилия над совестью, которая для того и дана человеку, чтобы он не забыл ненароком, что сотворён по образу и подобию Божию и в настоящем своём положении от этого сияющего красотой Образа бесконечно далёк.

Совесть – штука крайне неудобная, беспокойная и дискомфортная, вроде гвоздя в подошве. Поэтому человек, стремящийся к душевному комфорту, всё время норовит её обмануть, заставляет замолчать непрестанно раздражающие его укоры совести. Именно для этого начальник иудейский пытается уверить Христа в том, что все заповеди Закона он «сохранил от юности» (Лк.18.21). Именно для этого каждый из нас во время исповеди, в тяжкий и некомфортный «момент истины», бессознательно, а иногда и сознательно пытается увести разговор от главного, от рассказа о собственных срамных греховных язвах и «перевести стрелки» на ближнего своего. Очень уж хочется выглядеть посимпатичнее!

Если бы тяжко больной человек, представ перед врачом, вздумал из дешёвого кокетства уверять доктора в том, что у него ничего не болит, все органы его тела работают исправно, а настоящие проблемы со здоровьем – у соседа с третьего этажа, врач, конечно, весьма подивился бы такой заботе о ближнем, однако помочь самому больному просто не смог. Точно так же никакой священник не сможет помочь кающемуся, если последний будет рассказывать на исповеди о проделках своих ближних.

Господь-Сердцеведец (Деян.1.24) знает «помышления многих сердец» (Лк.2.35). Ему открыто не только лукавое сердце иудейского начальника, но и душа каждого из нас. Ведомо Ему и то, что даже в том случае, когда мы искренно раскаиваемся в своих грехах, наша развращённая грехом душа может любоваться самим этим покаянием, умудряясь возгордиться самой глубиной нашего падения: «Я, Господи, хуже всех»! По правде говоря, такая отрицательная самооценка ничуть не лучше самооценки положительной: «все это сохранил я от юности моей» (Лк.18.21). Да разве для того мы приходим на исповедь, представ пред всевидящим оком Божиим, чтобы любоваться своими достоинствами или недостатками? Разве в том состоит задача нашей жизни, чтобы самим себе ставить положительные или отрицательные отметки по поведению? Не лучше ли подождать Страшного суда?

Зеркало, в которое в таинстве покаяния заглядывает наша душа, не для того поставлено Церковью, чтобы мы, подобно Нарциссу, любовались собой. Да и сама Церковь не просто место сентиментальных вздохов о бренности всего сущего. Вслед за героем одного известного романа, сказавшим как-то в сердцах: «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней – работник»! –хочется сказать: храм – не будуар, где расслабленно дремлет заласканная душа, а мастерская, где «в поте лица» (Быт.3.19) своего христианин, по слову апостола Павла, пытается вырасти «в меру полного возраста Христова» (Еф.4.13).

Бог может помочь нам, если мы в самом деле хотим понести всю тяготу этого труда возрастания. Бог будет помогать нам, если мы решимся совершать усилия покаянного труда. Как и в случае с иудейским начальником, Бог будет помогать нам, не уменьшая, а увеличивая духовную нагрузку. И если мы ищем в Церкви утешения, то должны ясно сознавать, что утешение это будет подаваться нам таким именно образом: «…все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною» (Лк.18.22). И совсем не очевидно, захотим ли мы такого утешения, захотим ли мы двигаться по направлению от богатства к нищете, от самолюбования к самоосуждению. Однако от нашего ответа на этот вопрос нарямую зависит, где мы обрящемся после Страшного суда: на земле или всё-таки на Небе. Аминь.

15 декабря 2002 г.

Священник Сергий Ганьковский

15.12.2002


© Храм Владимира Священномученика, митрополита Киевского и Галицкого.
Просим Вас сообщать об использовании Вами текстов и изображений этого сайта и ссылаться на него при использовани данных материалов.